RSS

Стихи 2017

1983-1985 ,1989-1999, 2010-2012, 20132014, 2015, 2016, 2017

К концу марта

В бело-выпуклых кочках постепенно весна набухала –
их подушками пальцев, если можешь, читаешь по Брайлю;
вдоль карниза сосулек всё прозрачней и тоньше бокалы,
и с утра незаметно по краям от тепла их убрали.

Там, где лист пожелтевший на всю зиму застыл за роялем,
звук рапсодии звонче – и к нему устремляется голубь
с влажной веткой масличной: снова с неба он ветку роняет,
с высоты наблюдая как она распускается долу.

Оплывая, сугробы вновь под ключ отдают свою талость,
как случалось и в прошлом, – возникают фигуры в пространстве
в тех же позах, в которых, заморозив, зима их застала,
повторяя те фразы, что всю зиму талдычили в трансе.

Между ними проходишь – и подснежник по-мартовски робкий
на пути возникает, наглотавшийся звуков капели,
и понять невозможно, что грядёт с неизбежностью рока,
и, покуда все смертны, что увидеть уже не успели.

03.19.2017

* * *

От желания жить появляются дети, идея
о бессмертии, книга о вкусной здоровой пище,
мысль о том, чтобы плыть за руном золотым в Колхиду,
одинокая, на берегу исчезая из виду,
не вдова, чья планида теперь верить в чудо, надеясь,
что живым возвратится домой – пусть калекой, пусть нищим.

От желания жить опускаются звёзды в колодцы
и в простор океана, чтоб сразу теплеть в отражениях,
выпадая из чёрного в небе квадрата без рамы –
и растёт под луной очертанье небесного храма,
ослепительный контур в ночи проплывает без лоций,
как оружие массового, для всех душ, притяжения.

Оттого этот глобус вращается, чтоб возвращаться
и когда-то во время уйти, ведь ты узами брака
или тленным бессмертием связан с десятой музой –
безнадёжно безносой, как и тот человеческий мусор,
что и шанкром сражён, и как вирус другим домочадцам.
Но Сивиллы вещали о том, и дельфийский оракул.

03.18.2017

Переход на летнее время. 2017

Сам себе простор создаёт уют,
сам же и пожнёт, что в себя посеял:
если есть река, то течёт на юг;
где стоит сугроб – там сегодня север.

Из пустынь песок до небес течёт,
«часовой» – всегда значит «механизм»,
где деталь – судьба, но она не в счёт,
испаряясь вверх, разлагаясь снизу.

Там шуршат кроты и поют киты,
для удобства слой выгнут атмосферный –
в нём полно ходов в виде пустоты,
чтоб по ней толкать к яйцеклеткам сперму.

Накрывает след на песке волна,
пеной набросав очертанья бездны:
чтоб совсем уйти жизнь нужна одна,
и один простор в виде арабески.

03.12.2017

Залив Лонг-Айленд

Как стадион под гол заглатывает
болельщиков разъятой глоткою –
Залив с утра в глаза заглядывает
своими яхтами и лодками.

К буйку подводные течения
подводят косяки представиться
и днём зеркальное свечение
находит под водой пристанище.

А ночью всплыв спиной, залитою
чешуйчатой дорожкой лунною,
под звёздами плывёт Залив на юг,
нагнав волну руками-дюнами.

Лица не увидать – он, плавая
один в Атлантику и далее,
в который раз откроет главное:
им созданное мироздание.

03.04.2017

* * *

Вспоминать о приметах прошедшего – кресло качать,
хрустнуть пальцами, горло прокашлять, уставиться в стену:
«Есть над сущим – несущая горе и ужас печать,» –
Разрабатывать тему.

Помня, как чья-то память в тебе бесконечно болит,
полететь вдоль границы земного и сферы небесной,
как по чёрному небу случайно оживший болид –
шестьдесят лет над бездной.

02.19.2017

* * *

Между нами, похоже, туман в не один парсек,
Разделяет нас, если ты есть, многоточие зрения:
Ты божественно сед, я в глазах небосвода – берсерк,
Результат ненаучных трудов на шестой день творения.

Я вести не могу диалог, я к нему не готов,
Подскажи по-отечески тему ударными гласными –
Я, возможно, пойму, и, наверное, вспомню потом,
Снова жабрами воду цедя и орудуя ластами.

Всё опять позабыв, близоруко вернусь к тебе.
«Хочешь жить?» – ты задашь мне вопрос в наступившем молчании.
Я привычно кивну, не надеясь приставшее «без»
В «безответной любви» удалить. И пожмёшь ты плечами.

02.18.2017

* * *

Падает снег, проходя очертанья предметов,
Свойство придав незаметности
Каждой детали и дали заснеженной местности,
Став для кого-то приметой.

Падает снег, отражаясь в зрачке мелким ситом:
Взгляд в пустоту насекомого
Выявит в месте утраты пейзажа искомого –
Вьюгой свиваемый свиток.

И пешеход, самый верный ненастью читатель,
В адских погодных условиях
Всеобъясняющее видит первое слово – и
Так этим утром некстати.

02.11.2017

* * *

Звёзд, говорят астронавты, примерно, пять-шесть мириад,
если на них посмотреть, свой корабль ненадолго покинув,
выйдя в загадочный космос – созвездия пялятся в спину,
сверху глядят или снизу, в глаза немигая глядят:
так одиноко, вздохнут астронавты, что звёздам не рад.

Там, говорят астронавты, везёт, если ты пейзажист –
вся целиком панорама в полёте смещается сразу
в каждом мгновении; твой же, единственный в космосе разум,
не успевает всё это в единственный ребус сложить
и не помогут ни опыт, ни разом прошедшая жизнь.

Смерть, говорят астронавты, совсем не загадка: легко,
долго летишь в невесомости не вертикально, не сидя,
даже не лёжа, как будто к бездонным отверстиям сита
или сачка; и как выстрел, что дальше забвеньем влеком –
мимо десятки в мишени, девятки… Теперь «в молоко».

02.04.2017

* * *

А ты идешь к стене и видишь тень –
она растет в стене тебе навстречу,
как и всегда, и как обычно с тем,
чтоб провести с тобой сегодня вечер.

Что и понятно: столько лет вдвоём –
зеркальны жест, молчание, поступок,
и так привычно верить – не умрём,
когда погаснет свет и тьма наступит.

02.01.2017

Древний Египет. Дорога в бессмертие

Мумия не разлагается – это ль не счастье!
Жизнь, как внезапно зажатый дверьми пассажир,
едет всё дальше вперёд, ко второму зачатью,
вместе со всеми, с кем в прежней, догробной, прожил.
В верхнем чертоге встречает на троне Осирис,
фоном – плита в иероглифах. Ра, глядя в щель,
головы птичьи и львиные позолотило
и из нубийского желтого камня пилон,
часть мозаичного пола с сюжетом из «Книги
Мёртвых», настенные сцены – твоей ли судьбы? –
что яркой темперой кисточками из волокон
пальмы нетленной раскрасили писари форм.
Боги! Все храмы Египта ведут и дороги –
к высшему Храму, где жизнь продлевают тебе
в вечность, и там, на земле, оттого ты был счастлив
все эти годы, что знал: равной смерти нет лжи.
Каждый из города в город, от храма к другому
храму идет по Та-Мери – Любимой Земле,
к небу, в котором привычный египетский гомон –
В Млечном пути эхом, в Млечном пути, в Млечном, в Мле…

01.22.2017

* * *

                                      «… Снег выпал только в январе…»

Белым ветром заснежено утро,
Засыпает дома и дворы –
Городская невзрачная утварь
Превращается в полночь в дары,
Обретает значение фона:
С верой в метод ошибок и проб,
Он придаст очертаньям балкона
Свой излюбленный образ – сугроб.

Словно мастер накладывать маски
Мягким гипсом – накроет дома,
Весь квартал кристаллической массой
Из мешков с этикеткой «Зима».
В белой магии – весть о простуде,
Но застывший на улице мим,
Побелевший под взглядом – о чуде,
Позже, в марте, случившимся с ним.

01.08.2017

 

Comments are closed.

 
%d bloggers like this: