RSS

Стихи 2020

1983-1985 ,1989-1999, 2010-2012, 20132014, 2015, 2016, 2017, 2018 , 2019 

* * *
говорят, что годы по принципу домино
валятся, едва ты появляешься на свет:
человек рождается одноног,
да, и второй руки у него нет

не хватает, обычно, половины лица,
непарным уродствам несть числа:
у мальчиков нет одного яйца,
у царственных девушек – весла

и тот начинает половинку искать
свою во фьордах, в песках пустынь,
меж собакой и волком, между скал,
пока стол накрыт и суп не остыл

ну, а та, у коей скелета недокомплект
и приличный недобор хромосом,
на любого согласна – хоть президент-элект,
хоть преферансист, хоть масон

а едва сочленятся, то стартует процесс
притирок, приглядок – вечно живой:
так своё отражение в воде нарцисс
изучает на картине караваджио

12.31.2020

* * *
династия мин разгромлена, универсам закрыт,
на лобовом стекле «дворники» аплодируют под дождём,
над руинами замка в аквариуме косяки рыб,
разрушена троя, на её месте мог быть твой дом

в уходящем году суворов был дерзко суров,
флаг великой британии с предплечья стёр евросоюз,
контурные карты стран оон – на боках коров,
если тигр для быка – минус, то евфрат – плюс

отцвели хризантемы в январском версальском саду,
улыбается лувр, весь в отверстиях император максимилиан:
сколько вспомнить всего в уходящем високосном году,
столько будет в году наступившем незатянувшихся ран

открывает алхимик из дрездена чудо чумы,
гибкость ртути придав грубой водопроводной воде –
миллионы погибали от жажды, на их месте мы
быть могли, если б знали тогда о курения вреде

сгорела дотла александрийка – это тонны томов,
федор михайлович михаила афанасьевича опередил;
уже написан и переведён на арабский трактат «амок»,
ещё не наколот на иглу-гарпун моби дик

всех спасут когда-нибудь вакцина и корень женьшень,
последний айсберг бросился в ювенильную глубину –
и гольфстрим, не старея, с тех пор попадает в мишень,
в новогодний на циферблате ноль, по-латински – нуль

12.31.2020

* * *
мы ехали полем, мы мчались в боях
за духа, отца и их сына:
чтоб жил, не болея, священный трояк,
давайте им вколем вакцину

нас жизнь побросала на дзот и на дот –
и граду досталось, и миру:
давайте же вколем ещё антидот,
пока не настал всем им вирус

содвинем бокалы и снова нальём,
пойдём обрабатывать пашню:
вдобавок мы каждому кровь перельём,
чтоб им не чихать и не кашлять

всё выше и выше полёт наших птиц,
поделим на всех пачку «шипки»:
мы всё пересадим им, вплоть до яиц,
чтоб адресом вирус ошибся

я пал на гражданской, мой брат-инвалид
остался без ног под берлином –
мы сделаем всё, чтобы духа ковид
не тронул, отца и их сына

и внук у гранаты срывает чеку
и песню поёт про гренаду:
уже повидал он на нашем веку,
но вирусов только не надо

идут ноябри, а затем декабри,
в землянке огонь слабо бьется –
как перед атакой промолвил комбриг:
«с вакциной и дурень спасётся!»

мы вышли из серой шинели его,
познали свои палестины,
нам жить для здоровья – всего одного:
для духа, отца и их сына

все жертвою пали в борьбе роковой,
но если по новой родиться
и вновь навести наш бинокль полевой –
увидим: спасли триединство

не тонет веками наш гордый «варяг»,
лишь корпус потёрт на изгибе,
а если с вакциной на нас выйдет враг,
то сам от вакцины погибнет

12.27.2020

* * *
промоутер земных и прочих наслаждений
(есть вариант – праматерь, хотя похожа суть),
не искушай свободой, власть не давай и денег,
с рожденья дай прожить до смерти как-нибудь

дни провести свои расслабленным ацтеком
(скорей всего, аскетом, но автору видней),
дай не познать раба, связавшись с ипотекой,
и лондон увидать, иерусалим, сидней

прожить на берегу у озера ванзее
(возможно, здесь не это имеется в виду) –
не слыть бы мизантропом, – но так, чтоб без друзей и
на душу не считать их валовой продукт

делить свой кров с немым и верным попугаем
(банально пожелать: не мурка, так полкан):
коль жизнь дана одна, то ей нужна другая,
пусть средняя – совсем, как средние века

и ты свой ждёшь туннель, где, говорят, фосфаты
(похоже, здесь – фанфары из древнего кино),
и он войдёт в тебя, как продолжает фатум
свой путь, пока идёшь навстречу, в мир иной

12.26.2020

* * *
вот жизнь заканчивается,
она прошла, как кажется,
но в том и суть всех казусов:
она лишь начинается

так говорил мне мажордом,
служивший у миллиардера,
он был нагляднейшим примером,
свою судьбу слепив трудом

носил он бакенбарды правильные
и удивлял военной выправкой,
он жизнь свою по плану выполнил,
в свои сто шесть шурша по гравию

он говорил, что интертекст –
всему начало, право слово,
и коли ты владеешь словом,
то этих убедишь и тех

он был далёк от казуистики,
он спирт закусывал селёдками
и управлял во сне полётами,
а наяву прослыл за мистика

ведь дело, в общем, не твоё,
с тобой что в жизни происходит:
мы все плывём на пароходе, –
он говорил, – в шторм, ё-моё

и всех, как водится, укачивает,
но аппарат вестибулярный
на то и дан, чтоб карл кларе
и в качке мог бы сделать качественно

он говорил, простой мудрец,
плевавший всласть на чаевые;
он миру мысли деловые
нёс, словно любящий отец

он знал, что нет в аксиологии
средь ценностей – проблемы возраста,
и оттого витальных возгласов
был полон, как бобами лобио

прикинь, вокруг как хорошо, –
он убеждал, – везде процессы,
а жизнь и смерть (здесь не для прессы) –
не результат… с тем и ушёл

12.20.2020

* * *
дай сну во сне я помашу –
когда увидеться ещё нам?
стихает в сновиденьях шум
всех их героев непрощённых

ни поражений, ни побед:
никто в итоге не спасётся,
когда дневной прольётся свет,
как в тьму дремавшего колодца

снаружи эхо бродит с тем,
чтоб доброго желая утра,
себя отталкивать от стен,
реальной вещью жить как будто

шумит с утра водопровод
на кухне – не со зла, не грубо,
о том, что он за годом год
в ночи прокладывает трубы

и мне бы надо хоть куда,
и лучше бы поторопиться:
душа зовёт привычно вдаль
хоть тело предпочло б напиться

куда готов меня ведун
вести, зевоту прикрывая? –
сусанин слов дневных и дум,
и берлиоз моих трамваев

зачем носильщику нести
куда-нибудь меня отсюда,
где сладок сон и чуткий стих
мне обещает чудо-юдо

и лётчику к чему лететь
за мной – забавней нет занятий?!
ты говоришь: увидеть смерть…
но ты из сна ведь сам, приятель,
меня уводишь

12.19.2020

* * *
женщина в прозрачном платке и цветном сари –
что ты знаешь о домашнем борще и сале,
о средне-русской возвышенности и вековом запое,
о двух германиях и между ними заборе,
о кенгуру в австралии отстранённой и там же эму

здесь должна быть пауза на коммерческую рекламу
о том, как тяжело живётся в камбодже имаму

что ты знаешь, женщина, в сари и прозрачном платке
о странных странах магриба и пустынном песке,
о свободной либерии для несвободных людей,
о правилах, коим должен следовать иудей,
о солидарности, чью соль воспели мицкевич и лем

здесь должна быть пауза сразу для нескольких реклам
про шведскую мебель ikea и тибетский храм

что ты знаешь, женщина в платке и прозрачном сари,
о ватикане и святейшем католическом сане,
об италии, по форме похожей на твой сапожок,
о стране восходящего солнца, неостывающей, как ожёг,
о брекзите, против которого нет приема

на этом месте должна быть короткая реклама
об опасности загрязнения мира виртуальным спамом

что ты знаешь, женщина, про сари и цветной платок,
про венесуэлу, которой правит непонятно кто,
про сша – к ним не подобрать совершенного вида глагол,
про бразилию, где полно обезьян и игроков в футбол,
про нескандальную канаду и профессиональный её хоккей

здесь должна быть, опять же, реклама – хоть убей,
не вспомнить о ком, хотя, скорее всего о ней

о женщине в цветном сари и прозрачном платке,
идущей к гангу – самой мирной в мире реке:
мы сядем на ранний пароход, освещаемы сми,
и отправимся долго бороться во всём мире за мир,
за братство и равенство разных, несовместимых стран

на этом месте должно быть столько реклам,
что никакого места ни им не хватит, ни нам:
ни на суше, ни на воде, ни в том мире – неизвестно где

12.13.2020

* * *
на вспаханном небе сугробам лежать до весны,
уж все адреса улетели с почтовых конвертов:
ещё – полбеды, но уже задубели под ветром
пропавшей отчизны пропавшие с нею сыны

в бушующем зеркале тонет бумажный баркас,
и если волну приподнять быстро пальцами с краю,
то видно, как часть отражений под ней умирают,
а часть под неё в этот час переходит от нас

нас нет в пене прошлого, в будущем нет нас на дне,
мы в памяти чьей-то зависли, подобно полёту,
и если в нём что-то случится с последним пилотом,
с последним мотором, то это по нашей вине

последний готов я отдать, после выбитых, зуб,
что брызгами шторм завершится зеркальных осколков,
но скоро ли будет, и будет летально насколько, –
когда год за годом по минному полю ползут

12.11.2020

* * *
весь день мело – шумели сми
и вьюга пела:
горела первой из семи
свеча – горела!

алтарь очищен, вымыт пол,
свод потолочный:
одна свеча горела в пол-
накала ночью

снег опускался на притвор,
бесшумно падал:
там, где стоял, бывало, хор –
была лампада

в ней масло кончиться должно
довольно скоро,
и вновь восторжествует ночь,
заснёт менора

был миг велик и краток час,
как телеграмма:
горела первая свеча
средь хлама храма

и ветер, словно знал пароль,
раскрыл все двери:
в то, что дано гореть второй –
мало кто верил

ведь масла, вроде бы, пустяк,
да воска – скудно,
но в утренних вдруг новостях:
свершилось чудо!

и репортаж идёт в эфир
о маккавеях,
о том, что держится сей мир
на твёрдой вере

а там, вдали, был день восьмой,
ему нет дела
до суеты… в нём, бог ты мой,
свеча горела

12.10.2020

* * *
нам почти ничего не достанется
на пиру,
дом стучит, обезлюдевший, ставнями
на юру

и сосна одиноко на севере
ворожит –
ты не умер, ты где-то на сервере
вечно жив

птицы счастья летают, заразные,
боже мой!
здесь остались – и юг не порадуют,
даже моль;

хорошо, если тест положительный,
либо – нет:
по ночам ходят два небожителя
в интернет

раздеваются, радостно чмокают,
чтоб не спать,
своё дело раз сделают мокрое –
и опять,

страсть при этом вполне наблюдается:
стоны, гам…
а зародыш затем появляется
в инстаграм

там рожают детей немучительно –
фотошоп
их обучит всему без учителя
нагишом,

и гордясь своей девственной плевою,
сын адам
говорит: «я не дам быть под евою!» –
и не дал

12.07.2020

* * *
всё хорошо: досрочно убран урожай с полей,
в жнивье вороны каркают во всё воронье горло,
к зиме все умерли – шекспир и тютчев, фет и лем,
и марадонна, но живее всех живых пеле
и дело по защите окружающей среды ал гора

в термометре всё меньше ртути, кальция – в костях,
на среднем западе паршиво-средненько живётся:
последний диктор был убит в последних новостях,
полонием полоний полон, пуст имперский стяг,
из всех искусств для нас всего важней сегодня «воццек»

картина маслом: на отшибе дивный белый дом,
к нему кто только ни ползёт, давя мослами травы,
кристина-инвалид оторвалась от всех с трудом,
стих в ожидании электорат – сто метров вправо,
ещё чуть-чуть, ещё совсем немного… к миру славы

в столице праздник, и в провинции не кончен спирт,
всё хорошо: по внутренностям птиц авгур гадает,
но есть ли разница, когда зимой правитель спит,
кому – коронавирус, а кому – банальный спид?
свободный выбор твой: чем предстоит тебе страдать годами?

12.06.2020

Рекомендации древнему греку

коль способен в жизни убить циклопа –
получай оценку, дружок, в пять баллов!
и прибей, пожалуйста, каннибала,
если нет надежды его же слопать

не бери трофеев, а пуще – пленных,
без погон – стреляй, и стреляй – в погонах:
каждый может в жизни пришить горгону,
ну, хотя б одну замочить сирену

задуши немейского льва и гидру,
отыщи до пенсии гериона –
у тебя есть право вполне законно
к минотавру стать беспощадным гидом

здесь страна, в которой все люди, звери
и чудовища – группы электората,
и не то, чтобы брат выходил на брата,
но зевнёшь – полетят только пух и перья

хоть пакуй чемоданы – и прочь, в колхиду:
демократия – демос да кратос – фоном,
оттого если первым сразишь пифона,
то второй, коль способен, вали ехидну

12.03.2020

* * *
моросило, и дождик, слегка приперев меня к стенке, ругался
незлобливо, стилистикой чуткой на завуча школы похож:
«хоть бы слов про запас накопил, или нажил иное богатство –
столько лет на земле голытьбой всё живёшь, и живёшь, и живёшь

ведь, бывало, идёшь без плаща, хоть весь день выпадают осадки,
разбухает ботинок и трёт, ахиллесову стиснув пяту –
ты и насморк обычно не ловишь, и взятки всегда с тебя гладки
(так, промокнув по эту, надеются всё же просохнуть по ту)

так живёшь, словно нет ураганов, торнадо, циклонов сезонных,
атмосферных давлений – зачем тогда выдуман метеозонд?»…
на мозги дождь всё капал, и я, раскрывая под ним чудо-зонтик,
отвалил: кто представить бы мог, что таким покоряется зонт

я по лужам пошёл, уходя в глубину – по колени, по пояс,
опускался по горло, тонул, выдыхал их серебряный ил,
а на дне поджидал вечный дождь, как всегда обо мне беспокоясь,
на молчанье моё безнадёжно бубня: «хоть бы слов накопил!»

12.01.2020

* * *
я встретил ангела – он был,
как и положено, хранитель:
не то, что он меня любил,
скорее, был меня любитель

– куда деваться?! – он сказал, –
теперь тобой я обнаружен,
теперь давай – базар-вокзал,
я для того тебе и нужен

вот, – говорит, – беда лиха
начало: «жил я по понятьям…»,
а если можешь, то в стихах
давай, чтоб слушать поприятней

мол, шёл по жизни не спеша
к киоску, вроде «соки-воды»,
хоть пива жаждала душа
и к виски звал инстинкт свободы

держал, бывало, долото
в одной руке, в другой – стамеску,
не представляя, что есть что,
ориентируясь по месту

да, жали джинсы, тёр сапог,
носил костюм не по сезону;
всегда стремился, видит бог,
но не пошёл в жидо-масоны

из пункта б до пункта а
вела судьба по скользким крышам –
открытым космос был всегда,
но так в него ты и не вышел

ну, и т.д., – он завершил,
мой ангел, спич, и вытер лоб свой,
весь, от затраченных им сил,
пунцовый, как варёный лобстер

– примерно, так, – он подтвердил,
что речь свою вполне закончил,
одернул ангельский мундир:
– теперь продолжи, если хочешь

– да всё, похоже, зашибись, –
талантлив, краток и рассеян
я был; затем мы разошлись
на все четыре… он – на север

хоть столько лет с тех пор прошло –
я снова повторю, и снова:
как, всё-таки, нам повезло,
что он не дал сказать мне слова

11.29.2020

* * *
распался неба пазл и из пробелов массово
просыпались дождинки импрессионистовые:
днём мокрый тополь отдан буйству красок масляных,
хватаясь кроной в панике за кисть неистовую

везде теперь идёт игра на понижение,
лист падает и каждой веткой это выстрадано:
деление в таблицах вместо умножения,
в чём виноват тот, для кого всё это выстроено

похоже, память чья-то одиноко пятится,
спиной входя и все твои черты осваивая –
и, водолей, ты наблюдаешь, видно спятив, как
плывёшь в декабрь по эту сторону аквариума

11.28.2020

* * *
в луже покоится ливень, с клёна планирует лист,
в воздухе переворачиваясь, раз-два-три, акробатом:
в мире плащей, и зонтов, и под ними заплаканных лиц,
не оторвать от подошвы следов, но не стоит об этом

осень – обманом оптическим: охра оставит окрест
огнь, охвативший округу, остывший осколок озёрный,
словно обещан на небе пилоту попутный норд-ост,
в поле – вороне, которой под ветром стучаться о зёрна

как перед сном, в ноябре листопад вышел благодарить
стылый пустырь, спящий дом – в межсезонье, как в яме, застрявший:
с винной бутылкой прощаясь, пакет будет долго парить,
на облетевшую ветку калины в конце напоровшись

11.26.2020

* * *
радарами врага не обнаружена,
моя подлодка к пристани идёт:
ей светит снизу крупная жемчужина,
историю ей пишет геродот

пейзажи возникают дальнозоркие
и близоруко катится волна –
проходят мимо острова азорские,
фрегаты поднимаются со дна

играют в водоёме салмон с туною,
в объятия морской стремится гад:
икрой богаты дочери нептуновы –
русалки, рыбий весь электорат

и ты, потомок древних амазонок и
проамазонов – зная сам, как что,
всплываешь, не впадая в бред кессоновый,
хоть в акватории бушует шторм

тебя, как коробок подхватит спичечный
прибой – и ввысь потянет: там парит
теперь с тобой клин перелётных птичек,
как ни с одной другой из субмарин

11.23.2020

* * *
о поле, поле, кто тебя усеял граблями?
неотвратимо разбиваешь лоб до крови:
встаёшь с утра – и будто бы тебя ограбили,
ложишься спать – так, словно ты во всем виновен

валить отсюда нынче некуда, а надо бы –
ужасный век, бездарно шулерское племя:
власть отвратительна, как руки губернатора,
которому вручают статуэтку «эмми»

грядущее страшит и, заполняясь шивами
на месте памятников бывших, шестируко –
фальшивы воздух, площадь, сми давно фальшивые,
все эти, связанные круговой порукой

ну что ж, приятель, никуда теперь не скроешься:
мы список кораблей прочли до середины,
а надо было б весь – до слепоты, до пролежней
зубрить, чтоб не позорить здесь свои седины

пойдём, куда глядят глаза, а это, вроде бы,
не то, чтоб близко, но теперь и недалече…
жизнь – не обман с чарующей тоской, а родина
живущих, то бишь тех, кто ею покалечен

11.21.2020

* * *
всё хорошо! одно из двух:
всё хорошо – и всё не очень,
а третьего нам не дано,
от третьего совсем в го@но
всё превращается, дружочек,
но не хочу об этом вслух

как всё прекрасно! даже так:
всё восхитительно прекрасно
и лучше будет через год!
нас будущее с тортом ждёт,
и чтоб свеча в нём не погасла –
работает свечной завод,
и мир спасёт любой пустяк

вольготно дышится, легко!
куда, казалось бы, приятней,
но есть ещё потенциал:
себе судьбу ты выбирал –
теперь торчи в её объятьях,
за это ведь голосовал:
ты в светлом будущем, приятель,
где что ни выстрел – в молоко

какое счастье в ноябре
шуршать листвой, скрипеть подошвой,
вдыхать всей областью подвздошной
вокруг парящую лазурь,
не думая, какая дурь –
их планы, от которых тошно,
их митинги в формате зум,
не образ их, скорей, обрез,
несущий боль, точнее – бред

иди к ручью – ручей журчит
и птицы, лучшие врачи,
над ним щебечут, их послушай:
гармонией поверь и душу,
и тело – иль одно из двух,
плюс алгебру – ей вторит вдруг
фольклорная в часах кукушка…
а схватят, ведь у стен есть уши
и для ареста – сто причин:
не верь, не бойся, не проси

11.15.2020

* * *
наше время, похоже, такое
и такая, похоже, страна,
что нам снится возможность покоя
и свобода в коротких штанах

там, где родина – там и чужбина,
там же мэри в томатном соку:
то березу поёшь, то рябину
заломаешь на полном скаку

дивный край, где ничем не рискуя,
в конституции веришь азы –
оттого всё зависит, какую
ты таблетку кладёшь под язык

с кем идёшь мирным маршем протеста,
кто иголку припрятал в яйце –
не во всяком туннеле есть место
для известного света в конце

выйдешь в поле – пустынно и жутко,
и в окопах пока никого:
улетают осенние утки –
видно, время писать некролог

одиночество сельского тракта
упокоит души скорбный пыл
(если знаешь, что мирный наш трактор
рядом в лесопосадке застыл)

самокрутку закрутишь, как надо,
и, считая воронки в пути,
усечёшь, что они от снарядов,
то бишь бой мог недавно пройти

и война, вроде, начата, только
ты не в курсе, и здесь тишина,
как в гробу, как в застывшем потоке,
где встречаются все времена

и ты словно идёшь полем битвы,
в кулаки крепко пальцы сложил,
не поняв: ты один из убитых,
хоть по виду пока ещё жив

11.14.2020

* * *
голоса задают свой вопрос, голоса
на него же, подчас, отвечают:
«как окрашена нынешняя полоса? –
так ведь сам догадайся, начальник»

«почему так сложилось всё в этом году? –
уж чего там: как раз не сложилось! –
говорят голоса, – но те, время крадут
кто, по счастью, пока ещё живы»

«не спасёт, очевидно, уже и краса? –
исковеркав крылатую фразу,
вопрошают, хоть знают ответ, голоса
(«кто ж когда её видел, заразу!»)

«как-то всё это стерпится, или не так? –
голосам близок мем «дольче вита», –
– всё пройдёт, – сами вслух отвечают, – пятак
наша пробная жизнь в год ковида»

«сколько можно об этом и том горевать?» –
голоса больше, всё же, об этом…
сыровата вакцина, скрипуча кровать,
без вопросов всё чаще ответы

11.10.2020

* * *
из дома вышел – посмотри
вокруг, сей мир тебе не ведом:
уж пятый день не бьют витрин,
а шумно празднуют победу

не знают сами, что творят:
без масок, плотно и прилюдно,
поют отряды ноябрят,
подыгрывая в такт на лютнях

разносят пиццу и попкорн,
и мирно водят хороводы,
а кто не вписан в этот хор –
того сочтут врагом народа

я, голосуя, не просил
в таком участвовать спектакле:
который день ружьё висит,
но не стреляет в третьем акте

как атлас в лавке мясника,
кровоточит у рампы карта:
пришла пора стране «пока»
сказать – видать, такая карма

подсчёт не кончен – это плюс,
но результат объявлен – минус:
так стену покрывает плющ,
а поле – полевые мины

похоже, затянули жгут,
прижав окраины к столице:
уж пятый день машин не жгут,
но ногти начали слоиться

чего ж так нервничать? зачем
себе ты не находишь места?
ведь столько радуется тел,
катарсис ждёт в финале пьесы

ведь время свального греха
на месте для реприз бората:
гуляют свадьбу старика
с нетронутым электоратом

11.09.2020

* * *
когда процесс закончится –
(одни поедут в тюрьмы,
другие – в психбольницы)
возможно, мне захочется
наесться и напиться

пробежку сделать вечером
(когда воров посадят
и шулеров – их первых):
возможно, будет нечего
себе тревожить нервы

куплю тогда пирожные
(когда враньё закончится,
судебная система
надолго скроет рожи их) –
наемся вдоволь крема

а до того – ни грамма я
(пока нас водят за нос,
за дураков считают):
такая вот программная
судьба моя простая

а до того ни сладкого,
ни пинты пива с воблой –
пока они на воле,
пока у них в порядке всё,
у этих чудищ обло

11.08.2020

* * *
для кого-то – ноябрь, кому-то – индейское лето:
повсюду листья с краснокожими именами
проводят время в поисках золотой монеты,
провожая его вместе со всеми нами

тёплый воздух прозрачный, из тысяч стрекоз с мотыльками,
готов к полёту на юг – в их далёкий эль-пасо,
нам вьюгу оставив, югу, просто «югу кали»
(коли бросить взгляд в её иностранный паспорт)

всё изменится ровно настолько, по закону бернулли,
что вместо ливня наступит беда снегопада,
оставив думать, что тебя вновь обманули –
в ноябре обвели, облапошили, будто так надо

11.08.2020

* * *
никто не знает, как жить по-хорошему:
процентов двадцать пять с утра опрошенных
считают, что нельзя считать приматами
всех тех, кто, к их несчастью, консерваторы

примерно четверть, что, опять, немало
примерно так же видят либералов,
а остальные, нет на них управы,
не меньше левых ненавидят правых

из самых тихих, что хватают лом,
вопрос поставив в диспуте ребром,
процентов сорок не несут угрозу
для жителей, согласно всем опросам

они подходят с ангельскими лицами
к витринам – и их бьют, назло полиции,
и манекены, по закону божьему
живя, не знают, как жить по-хорошему

сих малых, без улыбок и с проплешинами,
прости их, боже, безымянных грешников,
безмолвных их, с фигурами из пластика –
с опросами живущими в согласии

11.05.2020

* * *
скверно на таймс нынче сквере:
вброд переходишь бродвей –
бомж, обустроив свой берег,
вяло всплакнёт «ой, вэй!»

город забит фанерой,
богом и чёртом забыт –
бьёт тишина по нервам:
здесь автономно пробыть

можно недолго – и быстро
сваливать от греха,
как из любой зоны риска,
как от ожога рука

сяду былое думать,
скрывшись в тени баррикад
от подгулявшего дула,
целившего наугад

ибо всё – поле боя:
наших, чужих здесь нет…
где вы, крутые ковбои
с marlboro сигарет?

что ж ты, ноябрь – враг народа,
ливнем глаза залив,
родину-мать «свободу»
выгнал в нью-йоркский залив

красные бабочки в клёнах,
в синем алеет заря…
линкольн-центра колонны
ярким граффити горят

11.03.2020

* * *
в городах дурнота и с весны хэллоуин:
что б сказать поприличнее миру?
на желающих не напасёшься витрин –
им ограбить твою бы квартиру

словом, осень: везде золотая орда,
перерезав заложников, с лупой
свой отыщет закон (по-нерусски – бардак)
и колодцы – по запаху трупов

сэр в ребро серебром получает в ночи,
и сосед его – «бьюик» сожжённый:
жертвы просят прощенья – из них палачи
отберут пожирней себе в жёны

будет каждый подслушан и взят на учёт
самой правой, хоть левою ратью:
простояв на коленях, что входит в зачёт,
им свой голос отдаст избиратель

я готов пережить и наезд, и наскок,
продержусь, если жёстко надавят,
мне понятно, когда под водой в перископ
из подлодки за мной наблюдают

непонятен мне только свободный народ,
что готов сам себя сжить со света,
и пока плотно мне не заклеили рот,
говорить буду громко об этом

10.31.2020

* * *
я ходил драить медные трубы,
в коих соль иерусалима,
и врагов по течению трупы
проплывали годами мимо

выбирался из битв побитым,
уклонистом сползал с уклонов,
но не с теми бывал открытым,
что случается с переломом

не сидел, не имел, однажды
в полночь перелетел границу,
из возможных замочных скважин –
попадал ключом в единицы

путал слово, бывало, с делом,
не владел, не стрелял в затылок,
уходил к непорочным девам
от порочных, в страстях постылых

что сказать мне о жизни? – на нервах, –
как всплакнула одна из шпротин,
захлебнувшись маслом в консервах;
и соседи были не против

не подписывал, не причастен,
не марал на полях страницу…
заслужил, может, этим счастье –
после жизни вновь не родиться

10.29.2020

* * *
нанижем жилистые нити
на хладнокровную иглу:
куда несёт нас рок событий,
когда противен слон ослу?

да, и слону, признаться всуе,
осёл, что шило в крупный зад!
расслабьтесь, я проголосую,
хотя ни в чём не виноват

свой бюллетень засуну в полость
конструкции, в её нутро:
кому-то нужен был мой голос –
бери его, детей не тронь

я в юности курил без меры,
на склоне лет водил «ниссан»,
я голосую за гомера –
ведь знал старик, о чём писал

ночь от куинджи в украине,
туннель из мексики в техас:
я голосую за феллини –
за самый зоркий киноглаз

мне голос мой ночами снится,
хоть на сюжетах экономь –
на западе он единица,
а на востоке диком ноль

почти три четверти на юге,
но север вреден до соплей:
не кровопийце, не ворюге –
тому мой голос, кто милей

я отдаю его за даки
и викингов – в такой стране,
где крылья ангелов в «кентакки
фрайд чикен» подавали мне

10.27.2020

* * *
II.
в тебя, как ты ни назови
себя, не много и вольёшь-ка:
так достоевский – визави
был карамазову алёше

так степью наполняла сечь
себя на бой под запорожьем
и гоголь, то бишь малоречь
его пошла на слово божье

в век девятнадцатый толстой
под севастополем расскажет,
как медленно вращался стол,
смотря, какая буква ляжет

не всем дано предугадать,
чем генофонд нам отзовётся,
и если позади нас рать,
то впереди нас – город-солнце

налей же кружками в себя,
марксизм разбавив ленинизмом,
и чтоб осталось для ребят –
для наших киндеров-сюрпризов

на два столетия вперёд
все классики нас раскусили:
летит вниз маслом бутерброд,
летит русь-тройка по россии

от топота копыт устав,
сорвался с башни в реку камень
о шести гранях – но, представь:
вода расходится кругами

10.25.2020

* * *
I.
как говорил рабиндранат
тагор, кагор влив в человека:
всё прошлое – бездонный склад
имён, архив и дискотека

я словно в мире был всегда
и, начитавшись илиады,
уже в младые знал года –
любой герой найдёт награду

поверив в принт и копирайт,
я федорову был примером,
а позже – братом братьям райт
и паровозом для люмьеров

шёл вместе с бруно на костёр,
писал под именем шекспира
и бродского (в журнал «костёр»)…
я ничего не жду от мира

я с детства не любил напалм –
мне сладок запах сигареты,
у «башни трампа» рисовал
я крупно жёлтым «блэк + лав = света»

и говорил в усы комбриг:
«к стране будь строг, но сердцем предан!
куда б ни нёс нас этот бриг,
запомни: все под солнцем мэттер»

он сплюнул, оседлав коня,
и трупами усеял поле –
с тех пор всё знаю про меня,
о чём писал я в «алкоголях»

чужим своих я не отдам
судьбы, обеда, барахолки:
и век проходит, волкодав,
глядит в упор и воет волком

10.24.2020

* * *
когда однажды, в долгом мире снов,
ты из себя выходишь произвольно
в реальность, то она сбивает с ног:
война и мир в ней, мир вокруг – и войны

идут годами ходики, дожди,
толпа – на удалёнке, на сближенье:
всё это возбуждается в 5G,
в 3D режиме бьёт на пораженье

и никуда не скроешься: ты цель
движений облаков и камнепадов,
в реальности – ты есть, покуда цел,
мишень, сиречь тебе туда не надо

действительность – витальность действий, в чём
завязки и сюжеты всех историй,
в неё река забвения течёт,
а это значит, плыть туда не стоит

трагедии там все себе верны,
и кто смеётся – вовсе не рехнулся:
он вечность ждал, когда вернётся в сны,
вдруг осознав, что только что проснулся

10.20.2020

* * *
о, сколько мест посадочных пустуют
в партере под дождём – от кресел тени
лежат до рампы, приставные стулья
не менее заметно опустели

театр уж пуст, лежит осенней лужей
от чьей-то пьесы третий акт забытый:
трамвай желаний, проржавев, не нужен,
и окна в нём фанерою забиты

никто из труппы не желал остаться,
нет музыкантов в оркестровой яме –
теперь здесь можно жить: средь декораций,
оставив бутафорию на память

в суфлёрской будке, в коей мрак и плесень,
пока разыгрывать возможно в лицах –
еще не гамлета, но песню песней,
и в ожидании годо не бриться

10.19.2020

* * *
чем меньше водомерок на воде,
тем больше недоумков есть на суше, –
как о сушими говорил клодель:
чем тише бог, тем чаще суши в уши

таков, похоже, часовой закон:
то маятник в одну, а то в другую….
как сам себе писал другой фуко:
они нам – вечный бой, а мы им – дулю

им остов дай любой из двух машин –
они сожгут у тротуара третью,
а если перед этим магазин
насквозь прошли, он будет не последним

признаю, что признать их, полюбить –
мне не хватает жалости и силы:
они готовы не прощать и бить,
они с собой утянут нас в могилу

вот почему мне водомерок ход
милей, чем кровопийцы и тираны,
но водоём покроет скоро лёд,
и на зиму закроют рестораны

о том в больших трудах своих писал –
он был умён, дервиш и гинеколог:
я потерял, пока её искал,
надежду, но давно, ещё до школы

10.18.2020

* * *
поплотней закрой свой зубастый рот,
придержи язык крепко за зубами:
стань к тому ж глухим – это не порок
в наши времена, где любой звонок
может дни твоей жизни поубавить

и глаза закрой – быть слепым теперь
даже плюс в быту, паче – на работе,
в годы распродаж: и былых потерь,
и былых побед (и глухих тетерь,
и, опять же, тех, кто решил не ботать)

лучше будь без ног – так не попадёшь,
где тебя не ждут и тебя повяжут:
в наши дни, когда массовый падёж –
большей частью тех, павших ни за грош, –
не надейся, что верно карта ляжет

да, и быть без рук – нынче, как итог
беспокойных снов, тягот и раздумий:
не возьмёшь перо, не напишешь то,
за что крепко бьют всей толпой потом,
если не сочтут, что ты был безумен

то бишь, лучше быть и без головы,
чтоб по пустякам массы не расстроить,
можно без коня – всадника на «вы»
будут называть, не промыв, увы,
место, где б мозги, но его протроллив

не родился здесь, не родиться б там –
здесь сезон дождей, там снега по пояс,
и везде толпа – безнадёжный спам:
в тамбур взять билет по пустым местам,
только б не сошёл с рельс твой бронепоезд

10.17.2020

* * *
когда надрыв начнёт стихать
и унесёт ковиды ветром,
мы сможем вновь на всех чихать –
и смогут нам чихать ответно

я, чтя порядок и закон,
смогу поднять своё забрало,
и кашлять выйду на балкон –
когда хочу, в кого попало

враз маску ветхую сорвав,
я покажу прилюдно зубы:
вот это будет полный “wow!”,
«весь кариес!» – скажу сугубо

и все мы выйдем из могил,
доверив следствия причинам –
полюбит тот, кто не любил,
и станет женщиной мужчина

и массы женщин из мужчин
родятся, раздувая жабры,
под следствием назвав причин
под сто, включая дирижабли

в дальнейшем, скажем, самолёт:
пройдя сквозь сито пандемии,
с иммунитетом он народ
легко поднимет в лучшем мире…

для жизни светской был зачат,
я подбирал себе эпоху,
не зная: в той, что есть сейчас,
всегда не хорошо, а плохо

как научил нас митридат
евпатор (родич, может статься):
есть время, чтоб не соблюдать –
и время соблюдать дистанцию

мы все вокруг стола сидим,
и если эра – это скатерть,
то крошки, пятна – впереди,
как страх при слове «дебаркадер»

как выход духов из угла –
в столетия столоверченья;
как грифель, списанный до тла,
за сорок пять минут черченья

10.13.2020

* * *
– не пора ли сопротивляться, – говорят деревья, –
возвратим до последнего листья осенние!
устраним разницу меж городом и деревней,
упраздним время от праздников до воскресений

– будто осени, представим, и не было, – кронами
трутся о волглый воздух, шепелявят, –
расстреляем гром до последнего патрона,
струи ливня выкрутим до капли над поляной

– нет сокращению дня, – твердят скрипучие
стволы, удлинённые ночью холодной, –
наберёмся из лужи шампанского шипучего
под белый шоколад от ноябрьского корнеплода

– клейкий падевый мёд с влажных столетних
дубов счистим, – слышен скрип голосов ветхих, –
вон и мальчишки уже понатаскали лестниц,
чтобы листьями обклеить обратно все ветки

10.11.2020

* * *
пойдём
пока ещё не началось
пока мы в светлой из полос
авось
удастся скрыться под дождём
удастся нам спастись вдвоём

пока
ещё за нами не пришли
начнём свой путь в тысячу ли
с зари
куда подальше на закат
где не убьют не на заказ

поверь
война не только рядом танк
не взрыв снаряда а за так
в пятак
когда ты открываешь дверь
какой за ней не зная зверь

уже
бомжей всё больше на квартал
коктейлей «молотов» кидал
и да
выходит фея в неглиже
и рассыпается в драже

строки
в конце я запишу «устал»
сосед как закаляют сталь
узнал
и достают со дна реки
добитых граждан рыбаки

пора
нам двигать собери в рюкзак
впредь не тянуло чтоб назад
все «за»
про эту жизнь вложив мораль
ждёт магомета мышь гора

10.10.2020

* * *
когда б ни был я буквоед,
я б числа с аппетитом ел:
допустим, числа на обед,
а утром – цифры на похмел

грыз чисел натуральный ряд
по праздникам и четвергам:
нечётные друзьям бы рад
отдать, а чётные – врагам

их отрицательный настрой
оптимистично я б гасил:
был с положительными строг,
как к почитателям расин

кормил с ладони голубей,
от целых отделяя часть,
не представляя, хоть убей,
от цифр как числа отличать

есть в красных «что-то» календарь,
в нём «что-то» в черных – трудодни:
квадратный корень дан мне в дар,
чтоб сутки извлекать из них

осталось, если б только мог,
заесть шат скотча цифрой пи,
да хоть числом (!), ведь коль есть бог –
он где-то между ними спит

словам его не уподобь,
он в умножения таблиц –
несуществующая дробь
на кончике твоих ресниц

он встретит цифрой твой приход,
числом назвав последний миг:
моргнёшь – пройдут за годом год,
а не моргнёшь – нагонишь их

10.09.2020

* * *
в былые дни фотогеничные,
когда нам было лет по двадцать,
в системе жили мы двоичной,
чтоб попусту не напрягаться

мир был доступен, обаятелен,
зима переходила в лето,
и если был кто неприятен нам –
генсек да институтский лектор

мы брюки называли джинсами
и пили всякую мерзоту –
под танки не пришлось ложиться нам,
нас политрук не гнал на дзоты

и снайпер каску не простреливал,
не выходили из болота,
никто спиной не ставил к дереву,
интересуясь: «жить охота?»

и над погибшими не плакали,
и, выжив, в голос не рыдали:
так, обделённые гулагами,
мы взрослыми с годами стали

не инвалиды, но заразные,
ковидные и без медалей –
мы выжили, и это празднуем,
хоть нам чего-то недодали

как в масло нож, вошли в миллениум,
приобретя немало в весе,
и тем, кто рядом, поколениям –
им с нами отдуваться вместе

за нашу молодость беспечную,
за земляничную полянку:
похоже, старость обеспечили
себе в окопах, да землянках

как хор из пришлых и неспевшихся,
что песню тянут без куплета,
нам жить с виной – ненатерпевшимся,
словно наказанным за это

10.08.2020

* * *
косые тени от столбов
на тротуаре утром ранним –
такими их задумал бог,
о чём-то намекнув заранее

их в тёмном контуре наклон
осеннюю скрывает тайну,
и бледный лист – снежинки клон –
теней касаясь, тут же тает

так ямб, мерцающий в строке –
уже далёкой рифмы холод,
как в январе на языке –
жар понижающий осколок

10.06.2020

* * *
лист оживает, упавший в начале строки,
словно припомнил свою проржавевшую крону,
это твоё волшебство – мановением руки,
каждой явившейся буквой, ты только прикинь,
то, что сейчас, возвращать в память времени оно

звук, порождённый в гигантских пустотах листа,
знак, его жест, его тень, её циклы дневные –
то рукотворное, снятое будто с креста,
станет в кристалле катрена, ты только представь,
тем, чему счёт не идёт ни в минутах, ни в милях

в этом есть злая издёвка – никто ни черта,
с плотью кровавой своей, для души не получит:
вечность живому, ты только учти, не чета –
стихотворение не для того, чтоб читать,
не для того навсегда сводит строки в нём случай

10.03.2020

* * *
и когда приведут, и когда уведут,
и когда позже к стенке поставят –
утешайся, что это неправедный суд
и всё мерзко в их лживом уставе:
верь – их ждёт не инфаркт, так инсульт

можно, кстати, за пышно накрытым столом
оказаться в компании ушлой,
где в столовых приборах – и вилы, и лом:
столько лет уже хочется кушать,
оставляя всех жертв на потом

время кислой капусты, сырых новостей,
прочесноченных ломтиков бреда,
низкой жирности фарша как с этих, так с тех
по меню каннибалам к обеду;
те и эти – на ужин затем

не надейся, что чаша минует сия
и прожить доведётся украдкой:
каждый, кто тебя ест – пище, как бы, семья
в рамках новых закона с порядком,
с первых чисел внутри мартобря

10.01.2020

* * *
так и умрёшь, семью не защитив,
без пистолета и к нему патронов –
в стране, где не попал ты в объектив
направленного для защиты дрона

ты не агрессор, ты считал до ста,
надеясь в сон уйти от яви странной:
в нём пусть начнётся с чистого листа
то, что вернётся к фермерским баранам

толпа всё заполняла твой квартал,
затем этаж, сейчас уже квартиру,
и ты врубился: коль твой час настал –
не нужен ты ни городу, ни миру

досок с гвоздями и бейсбольных бит
сполна припасено для разговора –
он как ни повернётся, ты убит
любым нежданным гостем будешь скоро

ведь жаренным не пахнет – им смердят,
куда ни плюнь – везде шипят жаровни:
тот, кто послал штурмовиков отряд –
ему бог не ровня, и ты не ровня

к беде колокола в ушах звенят!
как тут не закурить, хотя и бросил:
я долго думал, что реальный ад –
смешать текилу и мартини-росси

чужой не предаёт – везде свои,
готовь к зиме телегу, к лету – вожжи…
на юг все улетели соловьи,
чтоб сон солдат осенний не тревожить

есть в жизни счастье – для того, кто наг
и из огня рукой таскал каштаны…
у урагана имя пастернак,
который вслед идёт за мандельштамом

09.29.2020

* * *
в квартире много есть чего: углы,
столы и стулья, тумбочки, кровати,
и всюду люди – нет, они не злы,
но появляются всегда некстати

туда не бегай и сюда нельзя –
одни табу, да глупые запреты:
так грубо «фу!» не говорят друзья,
тем более, когда есть хаски-предок

собака для людей – всегда урок,
особенно, похожая на волка:
не сомневайтесь, знает ваш щенок,
какую книжку сгрызть на нижней полке

породистый и благородный пёс –
послушен, но не может без простоя,
и если туфлю он в зубах унёс,
то реагировать могли б достойней

хватает стрессов – да любой обед
чудовищной потери нервов стоит:
на просьбы – от стола один ответ,
как будто пост и будто пёс – католик

не говоря о разных проводах:
как кобры, анаконды и гадюки
они ползут, и будь в младых годах
любой кобель – бесстрашно б их затюкал

но этого нельзя! таков уют,
и быт людской, и род! – сказать по теме:
похоже, люди листики жуют,
срывая в спальне по ночам с растений

09.28.2020

* * *
меланхолическое пробуждение
воскресным утром бабьим летом
ты в нём забытое теперь изделие
оставленное напоследок

все улетают листья птицы шершени
шмели стрекозы пчёлы осы
и в пар дыхания в окне прошедшее
заносит невидимкой «осень»

витрины на зиму стоят забитые
фанерой свет погас в мотеле
звонит по ком-то в рифму позабытое
здоровый дух в здоровом теле

не выбрать меж распутицей и хлябями
дюрера с дюрером попутав
ты в виде как её там астролябии
себя находишь рядом с путто

с магическим квадратом не при деле там
среди рубанков пил линеек
как в первых строчках ты и здесь изделие
трудами дарвина с линнеем

09.27.2020

* * *
природы время заполошное
в преддверии предназначения
ещё находит цели ложные
в финале лета исчисления

темно в квартире, беспокойного
не слышно грохота гортранспорта,
как будто в этот час покойного
оставили в сем мире странствовать

он собирает в путешествие
сад опустевший, расстояние
до точек белого пришествия,
останки летнего сияния

и ты лежишь с печалью каменной,
уйдя в себя на фоне адовом:
проходят сутки – с кинокамерой,
снимая пустоту покадрово

09.26.2020

* * *
межсезонье… пока небольшие потери:
тонны лиственной массы ещё на ветвях,
ветер в луже полощет зелёной материи
угловатый отрез, и мифический вакх
разливает по зонтикам дождь (и по вере)

по привычке, застыл светофор на зелёном,
но осенние жёлтый и красный не ждут –
дух мистерии курит траву меж колоннами,
парк готовя к кострам, как и в прошлом году
к октябрю, когда в воздухе пахнет палёным

ты открыт в этот час, как открытая рана –
чистой пробы туман ранним утром вдохни,
и в аллее случайный прохожий: «пора нам!» –
пробурчит, подсчитав предстоящие дни;
и одет аполлон для зимы в белый мрамор

09.22.2020

* * *
на гладь нью-йоркского залива
прощальным взглядом насмотреться:
опять сентябрь; не персик – слива
сезонно завоюет сердце

слова, свидетели молчаний,
уже медлительны в гортани –
как громко ни звени ключами,
ты тишиной здесь также станешь

поймав ладонью луч бездомный,
его накроешь позже пледом –
прощаясь с летнею истомой
потусторонним бабьим летом

и словно чайка, в белом флаге
запутавшись, к волне несётся,
стремится слово вниз к бумаге,
устав от скорости, и солнца

09.21.2020

* * *
не ходи ни в этот вечер, ни в какой-то другой,
отложи любые встречи, за порог – ни ногой:
всюду мирные протесты, от темна до темна,
нет ни времени, ни места для прогулок – война

не трави себя газетой и ти ви не смотри –
ты не хочешь знать про это, ты весь сжался внутри,
ты потерянный, как мальчик: он без мамы, один,
а вокруг громилы-мачо, взрослый мир, магазин

не звони (лишь близких кроме), телефон – нам не брат:
можешь ведь случайный номер чей-то тупо набрать;
не пиши в ночи имейлы, да и днём не пиши –
мало ли чего намелешь ты в смятеньи души

роясь, не скрипи в комоде, в ванной воду не лей:
вдруг за шум уже сегодня – десять лет лагерей,
мебель покупай в ikea, не включай в спальне свет –
доведёт, чай, не до киева твой ортега-и-гассет

не молчи (в том смысле!), громко братство с равенством чти,
и понятен ты потомкам этим будешь почти;
только корнем цикламена свой лечи гайморит,
опускайся на колено, кто б чего ни говорил

не тревожь ногтями лиру, будь в быту боевит –
ты, по сути, новый вирус, как с присоской ковид!
не жалей, коли ты сбросил кожу, волосы, цвет:
что ж, пора, повсюду осень – мимикрируй в ответ

не серчай, наивных ищут – соберись весь в кулак:
вас таких ведь тыщи тысяч, а иначе никак;
не давай сомненьям шанса, по партийному прям
будь, а то придётся шастать по помойкам-углам

09.20.2020

* * *
рассвета ежедневный фокус –
луч света доставать из тьмы
и направлять его, как конус,
туда, где пребываем мы

где тонкой корочкой алеет
из снов спасённый горизонт
и перед домом два оленя
выходят пощипать газон

ещё щегла не слышен щебет,
всё глуше вздохи редких сов,
и в мелких бриллиантах щебень
тропы, осыпанной росой

возможно, из чудес, в которых
предстанет в этот час рассвет,
вот это – здесь, за плотной шторой,
где нас пока для света нет

на дне, где водоросли знаний
в песке не сочиненных строк,
и тот, кто жизни даст задание,
как добрый сказочник, не строг

воздушны фокусника жесты
и в этом не его вина,
что мир, не выдержав блаженства,
проснётся и увидит нас

09.19.2020

* * *
тоска гнездо в дни високосные
девятый месяц вьёт подряд:
мне красные глаза раскосые
твои о рабстве говорят

о зле правительства глубокого*,
о таинствах откатных схем:
перед глазами с поволокою
твоими я, как немец, нем

о расовых, в быту, различиях,
да и системных, что скрывать;
в твоих глазах, до неприличия,
я вижу ночь, вино, кровать

о гендерных проблемах массовых,
о киноакадемии –
мне говорят два глаза масляных,
очковые, как от змеи

о модных «белых привилегиях»,
о праве левых на протест:
в твоих глазах, как сыр на хлебе я,
который вряд ли кто-то съест

о пользе наковальни с молотом –
в твоих расплющенных глазах,
в которых бдит такая молодость,
что выпадает льдом слеза

о том, о чём не понимаю я,
как пленник внутренних табу:
в глазах твоих упрямых мания –
увидеть беспощадный бунт

в фаворе новости ковидные
(за что купил, за то продашь):
твои глаза миндалевидные
мне говорят, что ты не дашь

* deep state

09.16.2020

* * *
I.
созерцая развалины города эн,
словно ты посетил поле боя,
вдруг находишь одну из оставшихся стен,
прислоняешься, видишь пылающий вэн:
значит, мирное время такое

едешь в город столичный с названием вэ,
город пэ проезжая транзитом –
и в канун рош а шаны вздыхаешь «ой, вэй!»,
а узнав, станешь супрематиста правей,
сколько левыми было убито

покидая уездный и ветреный че,
после встречи не ставший знакомым,
памятуешь грабителей и палачей,
объявивших пришествие времени ч,
то бишь времени мирных погромов

не меняй же свой дом – свою крепость, на те
роковые места и анклавы:
кто растерян в потоке плохих новостей,
тот добычей добавится в список потерь
марша правильных, святом и правом

не живи, как заложник в своих городах,
не считай себя жертвой улова:
дочь террора – осада, и сын его – страх,
вот тебе и семья, в ожиданьи костра,
что в грядущем тебе уготован

засыпай, просыпайся – тебе не уйти
от летальных для кармы реалий,
где, как в пошлой попсе, навязали мотив,
и спасётся лишь тот, кто язык проглотил,
как бы песней его ни пытали

09.14.2020

* * *
II.
здесь время потеряно между руинами,
скуля одиноко осипшею вывеской,
и словно покойники, коих не вынесли,
в осколках лежат манекены витринные

ржавеют машин позабытые остовы,
массовка ушла, не убрав кучи мусора,
и будь это фильм – за гадливость и муторность
я съёмочной группе вручил бы всех «оскаров»

отдельно, спецпризом – «за шествия мирные»
в крутых декорациях, жизненных ракурсах,
как будто идёшь ты разрушенным краковом,
разбомбленным дрезденом, площадью минною

пойдём, бутафорскую кровь в виде кетчупа
сотрём с тротуара, хлам с улицы вынесем:
в реале, чья психика всё это вынесет?,
когда б не принять бунт за дубли и скетчи нам

любимая, это когда-то закончится,
сеанс в кинозале не длится шесть месяцев,
иначе ведь можно от жути повеситься…
смотри, вновь актёр на развалинах корчится

09.13.2020

* * *
похоже, было утро раннее:
никто не принуждал, мы сами,
оповещённые заранее,
шли в госпиталь «индиан саммер»

медбратья ждали нас с каталками,
и в отделении родильном
толпу знакомили с весталками,
да к хиромантам подводили

мы ставили на бланках подписи
и клятву принимали громко:
не поддадимся правой подлости
во имя праведных потомков

до дней последних не сдаваться мы
клялись, анкеты заполняя, –
затем везли на операции
толпу в сопровожденье нянек

наркоз сознания нашаривал,
нас выбив, как электропробки:
нам левые два полушария
срастили в черепных коробках

и упразднили руки правые,
и ноги; левый окулисты
глаз в правую глазницу вправили,
чтобы вовек теперь и присно

всё поменяли, перестроили
хирурги городской больницы:
причёски, ноздри, уши, брови и –
две левых, в каждом, ягодицы

и это было счастьем, это бы-
ло равноправием на деле
и торжеством идейных методов:
здоровый дух – в здоровом теле

чтоб дальше детям и родителям
всё братство крепко полюбить так,
чтоб места не было вредителям
и прочим правым недобиткам

чтоб без сомненья майклы с маршами,
студентка лиз, профессор лео
шли в будущее левым маршем,
в том смысле: левой! левой! Левой

09.12.2020

* * *
– всё пройдёт, – говорил мне в сабвее бомж, –
каждый миг – это форма эфирных материй…
бог, ты знаешь, не виден на голубом,
что совсем не такая большая потеря

– не таких не видали, – захихикал в кулак
и, «бадвайзер» достав, обстоятельно выпил, –
ты же знаешь, туда не захватишь, чувак,
ни банкноту, ни грамоту или вымпел

ни присягу, ни стяга, ни пламенный гимн, –
бомж сказал, – вашей практики атрибуты:
человек в мир заходит, ты знаешь, нагим,
и уходит, как и мире и не был будто

– эти ваши, – достал он из нычки косяк, –
штучки-дрючки, карьеры, да игры в теннис,
ваши сказки про волка и трёх поросят –
ни копейки не стоят, как здесь рифма «пенис»

– всё есть текст, – расстегнул бомж ширинку брюк
и расслабленно справил нужду по малой, –
тех, кровей голубых, уж и нет, мой друг,
ну, а эти, в кого ты ни плюнь, крови алой

– так что, ты б до Суда не морочил себе
мест причинных, во время поста их не трогал,
каждый сам, – бомж сказал, – вифлеем и тибет,
и амнистия, и в небеса путь-дорога

– правда, есть на земле чудеса, – перешёл
он на шёпот, – возможно, ты мне не поверишь:
если кто из вагона пойдёт нагишом,
то раскроются сами на станции двери

– коли хочешь, готов повторить волшебство, –
бомж в вагоне поднялся, начав раздеваться…
и раскрылись врата, и стал облик его
нелюдим, – что к лицу бомжеству-тунеядцу

09.09.2020

* * *
в провинции морок, все умерли шпагоглотатели,
начальник бордюров лекалом разметил углы –
сжимается день, по ночам удлиняются тати и
слоны разбухают, синея; алеют ослы

спалённый сентябрь обнажает зубчатые остовы:
мстит голубизна, разжижая вокруг киноварь,
и дети, на улицы выйдя, становятся взрослыми,
как будто уже отменили для них календарь

от центра всё уже пути к пожелтевшим окраинам
и белую простынь натягивать скоро по лоб,
ведь осенью кто ж подсчитает убитых и раненных?!
а если дожил до зимы, то считай, повезло

все яблоки в скучных осенних садах понадкушены,
надломлены жители, продан контрольный пакет…
ни бродского вслух не читают в сабвэях, ни кушнера,
приходят с ружьём – нарываются на пистолет

к виску прилагая под утро головку чесночную,
кто в лужу по горло вошёл, тот и будет прощён:
там, сверху, не спят, – им заплатят за нас сверхурочные,
и снег, заметая следы, нам добавит ещё

пока же гадаем о тактике тайного спонсора,
с ладони кормящего тех, кто предательски сух:
и голые кроны скрипят переводом с японского
под ветром, и дождик косой – поднимает косу

09.08.2020

* * *
всякий предмет выделяет пространство и время,
а пока его нет – ни одна не возникнет галактика,
нет и не было ни атлантиды, ни моря лаптевых,
голубя мира и коричневых штурмовиков рёма

ни движения, ни сознания, ни космоса спящего –
без мельчайшей частички, вызывающей прану:
лишь тогда являются библии, торы и кораны,
когда доживает она до времени настоящего

и выделяет, как тело – пот, как огонь – спичка,
тут же невероятные расстояния и мгновения…
и ты читаешь её в форме настенной таблички,
либо поднимаешь в виде стакана с водичкой –
и в этот миг возникаешь по её мановению

09.07.2020

* * *
ты стал в кеноше однорук,
ты инвалидом стал в кеноше:
теперь одесной нет износа
не по здорову – по добру

ты стал в сиэтле одноглаз,
ты инвалидом стал в сиэтле:
не те бы выбили, так эти –
об этом, собственно, и сказ

ты стал в чикаго одноух,
ты инвалидом стал в чикаго –
и лучше даже слышишь, как бы,
хотя могло б одно из двух

ты стал в нью-йорке одноног,
ты инвалидом стал в нью-йорке:
ошуюю ходить до морга
теперь судьба твоя, сынок

ты в портленде убит совсем,
ты в портленде стал твёрдым трупом,
но как ты мог? ведь ты был другом,
ты был товарищем нам всем

ты в вашингтоне стал слезой,
из глаза в вашингтоне вытек
того, что был в сиэтле выбит,
а в портленде был дальнозорк

ты в граде божьем, наконец,
в какой-нибудь аделаиде,
где ходят вверх ногой и видят,
что сеньке каждому – венец

09.07.2020

* * *
листва не пожухла, никто не повешен –
не вижу причин для тревоги и грусти:
все голуби мира летят из скворешен
с печеньем «мадлен» в клювах – в память о прусте

скребутся о воздух всю ночь небоскрёбы
и крысы в метро не помрут от обжорства:
выходишь из дома и пялишься в оба,
как будто ты дублинец (в память о джойсе)

всё больше в толпе почерневших рубашек –
и это оправдано цветом немарким:
черней обелисков стеклянные башни
в названии новом романа ремарка

бредёшь по руинам разрушенных скверов,
что повод не есть для сердечных ударов,
ведь столько активных здесь, как пионеров-
тимуровцев в лучших рассказах гайдара

полезешь за справкой в глубины ай-фона:
бывала ль эпоха, как скетч, как набросок?
и гугл предлагает обман расемона
забытого акутагавы рюноскэ

вся здешняя практика – форма подкаста,
раскрытая всюду аудио-книга:
кого ни включи, вплоть до экклезиаста,
в конце попадаешь на стивена кинга

09.06.2020

* * *
ничего не планируя, ибо суббота,
я по мокрому, но не по делу, иду:
сверху зонтик и снизу непыльные боты
для прогулок в суровом двадцатом году

в високосном без планов вообще обошёлся
и без встреч, закупив два ружья, пистолет,
пять баллончиков с перечным газом, кошёлку
лучших противогазов и бронежилет

всё вокруг превращалось в ужасную сказку,
где сожгут белоснежку семь гномов-зека:
я ещё приобрёл три гранаты и каску,
и по случаю – старенький пзрк

так что осенью весь арсенал на прогулку
захватив, озираясь, как данте в аду –
под дождём гармонично в своём переулке
я смотрюсь, как эпохи рекламный продукт

не боюсь, не зову, не жалею, не плачу,
всё когда-то пройдёт, как ипритовый дым:
я спокойно гуляю, решаю задачу –
как бы здесь не остаться навсегда молодым

09.05.2020

* * *
как будто ты рождён в плену
и знаешь все приметы:
мы выиграли ту войну
и проиграем эту

уже безвременно связал
твой взгляд лучи и тени –
пока что не стоит вокзал
меж этими и теми

никем не спутаны ещё
разбросанные сети:
пока никто здесь не прощён
за муки те и эти

ещё, казалось бы, есть шанс
не пересечь пределы,
но вот последняя душа
оторвалась от тела

она не станет нас винить
и спрашивать: во сколько
разбить грядущего магнит
на мелкие осколки?

молчал ты много лет подряд
меж добрыми и злыми:
в обнимку все они стоят –
умершие с живыми

ещё в длину им подрасти
(бессмертье обломилось!):
и всё должно произойти,
и всё давно случилось

08.31.2020

Письмо другу

гюнтер, дорогой, большой привет!
майне либе, как там майне кляйне?
как хорош в родных полях рассвет!
как в лесах изящны наши лани!

милые, знакомые места!
гюнтер, как в провинции погода?
фаренгейт поднимется до ста –
жми в столицу, свидеться охота

помнится, немало ты курил –
приезжай, накуримся от пуза!
как намедни фюрер говорил:
некурящий – партии обуза

киндер-кюхе-кирхе здесь такой:
мирные протесты до заката!
ты ведь лупишь левою рукой?
как родного, ждут левшу ребята

а ночами вообще зер гут:
жжём машины, магазины грабим,
можно бабу трахнуть на бегу –
здесь нет копов, значит нет и правил

жёстко им поставили на вид –
коп чумы желтей и лихорадки…
как сказал знакомый щтурмовик:
наша жизнь важней и взятки гладки!

мы в столице ставим всех во фрунт –
вам, провинциалам, поучиться:
кто не хочет с нами по добру,
с тем ведь может всякое случиться

здесь дают за вредность молоко
(понимай, мой гюнтер, в разных смыслах):
«пусть пойдёт в коней и шнапс, и корм!» –
заявила в речи бургомистр

кстати, гюнтер, если весь кашрут –
этих, в разной степени евреев –
сбросить в лагеря, то им капут
(есть ещё такая вот идея)

масса планов, просто гутен нахт,
для большой войны найдём финансы!
как мы говорим: чем больше нас,
тем всё меньше в каждом штате наци

в общем, приезжай, ведь ты не плох
в деле, для масштабного погрома:
дитер болен, в смысле – хендэ хох,
есть дела сейчас вдали от дома

позвони, пиши, стучи «нок-нок»,
присоединяйся к гуд лак меттер:
«в этом – демократия, сынок!» –
как учил партайгеноссе-мэтр

так что, гюнтер, шмотки собирай,
курицу возьми с собой в дорогу:
здесь мы, всё разрушив, строим рай!
жду! твой друг, и враг расизма!
С Богом!

08.28.2020

* * *
в шумном воздухе – осы, жуки и стрекозы;
в тихой почве творится судьба под луной:
после ливня, на землю смотревшего косо,
пробуждается цвет красоты неземной

наблюдателю зренья хватило б и слуха
подтвердить центробежно рождённый итог:
при стечении воли, обстоятельств и духа
появляется в утреннем поле цветок

анатомия стебля беззвучно расправит кривые,
геометрия листьев поднимет, как лифтом, росу –
и цветок подсознания в воздух проникнет впервые,
и сознание слепит жука, стрекозу и осу

08.28.2020

* * *
сереет туманом сиреневый воздух,
отлив оставляет в песке барельефа
фрагменты – и осень пристроится возле
на пляже: не справа, так слева

по сложенным зонтикам можно предвидеть,
что миру конец (для начала – сезону),
и то, с чем не справится вирус ковида,
под силу сентябрьскому клёну

всё вымрет, и чайка с небрежной осанкой
закончит прогулку у пенного края,
и клёкот почудится – лета осанной
последнему пляжнику рая

в уключину эхо войдёт, как в оправу,
осенняя лодка бортами потрётся
о солнце, что слева, о волны, что справа
о солнце, о волны, о солнце

не будет тепла – нам его не подарят,
не будет пути – до конца не дойти нам,
а если умрём – пусть не скажут: бездарно,
а выживем – пусть не житейская тина
в болоте, в котором тонуть в ностальгии…
а если не мы, значит – будут другие

08.26.2020

* * *
скрывая дождь, тая зевоту
лебяжьи облака проплыли
над парниками и заводом,
над самосвалом в тучах пыли

над сном полуденных окраин,
с их в август вросшими домами,
в жару бредущими без правил
так, словно тронуты умами

над лупой выгнутым бассейном,
над древком с полинявшим флагом
и окружающею сельвой –
обёрточной сухой бумагой

над взглядом долгим из бойницы,
средь прочих выбитой в фасаде
районной выцветшей больницы,
над зеленью кустов с васаби

над чашкой сока в давнем детстве
под сквозняком в забытом доме,
над фотографией младенца
в семейном паспарту-альбоме…

и облака, расправив перья,
заводят песню в променаде:
всё, что под нами – отраженья
лишь нас самих в небесной глади

08.25.2020

* * *
был сон, и во сне некто выставил спойлер
финала – на видео, в духе сермяги,
где лето закончилось в маковом поле,
где лету конец в конопляном овраге

друзья собрались в дальней лесопосадке
интриге раскрытой дивиться немало,
ведь лето закончилось, словно тетрадка,
ведь лету конец в этом сне без финала

вы тихо вели разговор о сюжете
и кто-то сказал, стопари раздавая,
что лето закончилось, хватит о лете,
мол, лету конец – он теперь это знает

и ты, как хозяйка в начале застолья,
салат подавала в фарфоровом блюде:
да, лето закончилось – плакать всем, что ли,
да, лету конец, и мы знали – так будет

вы вместе сидели: все те из ушедших
давно, и все те, кто сегодня далече –
коль лето закончилось, что ж о прошедшем,
коль лету конец, значит повод для встречи

для тоста – и кто-то сказать вышел прозой,
и слушать в том сне приготовились тихо:
пусть лето закончилось – далее просто,
ведь лету конец и творению стихо

08.24.2020

* * *
приглядись и тебе всё понятно станет:
мир вокруг обязателен к исполненью,
закаляй свои нервы до прочной стали,
есть одно – и других не должно быть мнений

помолчи: лучше быть хорошо ведомым,
чем ведущим из тех, кто в расход отправлен:
не гуляй по утрам далеко от дома –
не получишь к полудню моральной травмы

будь в общении, да и в одежде проще,
обходи все места многолюдных сборищ,
как то: улица, к храму дорога, площадь,
место казней и истин, рождённых в споре

не смотри в свои окна, но и не стоит
их зашторивать – ищущих глаз не мало:
вовсе не умоляя своих достоинств,
не показывай, как всё тебя достало

оставайся в фейсбуке и в рамках блога,
изучай зверей по цветным оригами –
если бога осталось на всех немного,
значит самое время дружить с врагами

потерпи, каждый день добавляет к сумме
много знаний желанных в зиянье скорби:
ты уже не живешь, но пока не умер –
значит местью наполнит пространство скоро

08.23.2020

* * *
в земле кротов, в пейзаже птичьем,
с виной отцов и с их величьем,
не сделать без оглядки шаг:
себя добавить или вычесть –
кому решать

ночами чаще лгут сирены –
ты стал их частью без замены:
судьба, как тенор без зубов,
оставивший с вопросом сцену:
«а был ли бог?»

верни кастет… дай, погадаю
на много лет – тебе годами
высасывать из ранки яд:
пока не он тебя удавит,
пока не я

повсюду призрак психбольницы,
диагноз признан, но лечиться
нет времени, пространства, сил:
как только бедному жениться –
закрыт сим-сим

пойди к воде, прими решенье:
вода – везде суть отраженье,
«где ты?», «где я?» вглядись в волну:
твою не догоню хоть тень я,
так утону

сгорает берег, данный даром,
сдай без истерик град вандалам,
стань в позу к вечному огню:
нести не в силах божий дар мой –
так уроню

коней менять нельзя в скульптуре:
земли на пядь, и здесь не курят –
ты пленник вечной пустоты,
с её любовью со всей дури
стирать черты

08.21.2020

* * *
длиннее день – уже апрель,
и май, апрель, и май – длиннее
уже июнь, такая хрень:
июнь, июль, а там, вернее,
а тут – короче август, сен-
тябрь, август, и сентябрь, и август,
приносит влагу день осен-
ний – влагу, листья, листья, влагу

длиннее ночь – теперь октябрь,
октябрь, ноябрь, октябрь, и с веток
упал ренет один хотя б:
ноябрь, декабрь, всё меньше света,
всё холоднее контур губ,
лица, фигуры, губ – и в стуже
быстрее, в спешке, набегу:
обед и ужин, завтрак, ужин

08.20.2020

* * *

Лишь жить в себе самом умей
Ф.Тютчев, SILENTIUM!

живи так, чтоб не было хуже,
всплывай реже в прорубях дней,
чуть что – из резиновых ружей
пали по мишеням верней

заклеивай двери и окна,
и свет выключай за собой:
не часто, когда одиноко,
выходят желания боком,
особенно это – любовь

знай правило жизни простое –
и станут тебя уважать:
природа не терпит простоя,
вода не течёт под лежач

копай сам в себя, докопайся
до ржавой иголки внутри:
едва ты наколешься пальцем –
вали поскорей и не парься,
зачем нужен был этот трип

ни слова родным и кузенам –
ты выстрадал верный ответ:
для самопознания дзэна
подходит любой интроверт

он многого, вроде, не может,
и будет коптеть, как фитиль:
никто не отправит имоджи,
иль роз, по утраченной моде,
ему пуль резиновых иль

08.19.2020

* * *
осторожнее ходишь по улицам,
не глядишь в тень разбитых витрин:
то казаки-разбойники хмурятся,
то гроза вдруг сорвётся на крик

на бахче меж арбузов не спрятаться
и на рисовых чеках прокол, –
отчего ж не отправиться к праотцам,
где нам впрок обещают покой

там в щавелевом супе купаются
и в хвощовых шуршат босиком
тётя с дядей – похожи, как в паюсной
две икринки на масле куском

кто-то рыбой молчит фаршированной,
кто-то громко листает талмуд:
та дорога мне в память – дарована,
там меня от беды берегут

чесноком пахнет хлебная корочка
да под ладный скрипичный аккорд
во дворах там кудахтают курочки
и развеяла бабушка корм

форшмаки проплывают по небу, но
никогда не появится дождь:
там не будет погромов, и не было,
и удара в затылок не ждёшь

домино бьют костяшки за столиком,
все расстанутся к ночи, смеясь…
погостишь там – отпустит на толику
этот морок земной, смерти явь

08.17.2020

* * *
там день предстоящий живёт за горами
и солнце восходит по ним скалолазом
там камни годами под ним загорают
там долго растут умирают не сразу
и в каждой пещере найдёшь «здесь был лазарь»

там по воскресеньям рождаются дети
а по четвергам стариков убивают
там не замечают какое столетье
привычно вдыхают пьянящий о-два и
там газ углекислый не зря выдыхают

там запах мочи аннулируют хлоркой
её высыпают раз в день из ай-фона
там пол свой узнаешь по бирке из морга
там право на шприц в каждой букве закона
там в чай разрешают класть дольку лимона

там каждый себе и дитя и родитель
и жертва и под настроенье убийца
там в банную пятницу ангел-хранитель
спускается с неба помыться-побриться
там каждой семье по машине и пицце

там вечных жидов рифмовать с «ипотечный»
хоть вирусов полный набор да альцхеймер
там землю киты да атланты на плечи
взвалили в обед отдыхая по схеме
закуска бутылка нектара блок «кэмел»

там всё так понятно в грядущем недавнем
в невспомненном прошлом как сок забродившем
там горкой всех сложат и время раздавит
играя недолго как кот с тихой мышью
там мыши всё тише и тише и тише

08.16.2020

* * *
видимо, когда всё как-нибудь завершится – это
будет похоже на опустевший концертный зал:
немота, ряды кресел, потухшая сигарета
в пепельнице фойе, треть стакана с водой «нарзан»
в буфете – и никого вокруг, даже эха

мир так никогда и не услышит, о чём ты думал,
кроме тех фраз, которые сам изложил,
о чём ты, бывало, молчал, чему злился, дурень,
и радовался негромко чему, пока был ещё жив,
пока время спокойно не наставило дуло

а скорее, это будет похоже, когда всё завершится,
на пустую тропу: по краям – луговой клевер,
дальний пруд с остывшей к лунной ночи ушицей,
деревья, никогда не знавшие, что они деревья,
и в битых зеркалах путь: всё длится и длится

08.13.2020

Стансы к Августу

I.
дождь, словно не придавая значения
этому, капал небрежно и капал –
так, на бегу поедая печенье,
крошки всегда сыплешь на пол

II.
осень по кронам крадётся безжалостно
к августу, рыжих наславши уродов,
будто в суде разбирается жалоба
о неуплате лендлорду

III.
ночи длиннее, и светится подиум,
выстланный вдоль чешуи в океане:
лето проходит – в ажурном исподнем,
в звёздном теряясь экране

IV.
и неразборчиво слышится смутное
в ветре, зависшем в жаре полусонной –
так и забудешь звонок тот предутренний
сплошь из помех телефонных

08.10.2020

* * *
когда природа создаёт венец,
она для верности плетёт похожий:
у каждого из нас есть свой близнец,
с таким же ростом, весом, цветом кожи

пока ты здесь – он где-то, твой двойник,
в другой семье, за гранью перспективы,
и, о тебе не ведая, в тени
жжёт по своим законам и мотивам

вы – копия друг друга, клон и клон
далёкого источника, чей профиль,
анфас, возможно, имя – ты и он,
чему ни «за» вы оба, и ни «против»

вам дважды удаётся жизнь пройти,
но ничего не зная друг о друге,
вы никогда не встретитесь в пути
и не протянете друг другу руки

лишь по утрам внезапно вдоль щеки
всегда в одном проводите вы месте,
а то ночами пишете стихи,
как будто адресат давно известен

и только в миг, когда часы пробьют,
твои либо его, с последним боем,
никто не скажет, кто лежит в гробу –
с его лицом, с твоей гримасой боли

08.08.2020

* * *
– следует минимизировать свои расходы, –
сказал мне ангел. – в килокалориях мысли!
нас так учили: едва отойдут воды –
начинай укреплять нервную систему и мышцы

но без лишнего фанатизма: прикольно
следить за развитием клеток, наблюдать гормонов
рост, – говорил ангел, – в детсаде, в школе,
и т.д. – в урожайные годы и в годы мора

– только не напрягайся – всё и так, говорю тебе, будет:
тридцать два зуба, встречи с прекрасным;
человеку, – заметил ангел, – дай тёплый худи,
кроссовки, джинсы – и жизнь прошла не напрасно

– хорошо, – добавил, – не строй кислую рожу:
будет тебе и сума, и тюрьма, и дорога,
раз худи мало! и эмблема печали – роза,
и молитвенник, чтоб напрямую связаться с богом

– хорошо, – теряя терпение, ангел добавил, –
двухэтажный дом, дерево, жену на сносях
(да, да – дважды!); в фейсбуке всех, к чёрту, забанить;
детям – мороженое, себе и бабе – косяк…

– не очень, – подытожил ангел, – с минимизацией вышло:
как всегда – требуете, хватаете, фоните,
оттого, в финале, наказание свыше – вышка!,
да одни претензии, мол, какой же ты хранитель

– видимо, – осерчал ангел, – порог такой низкий
у вас когнитивный, себе в убыток и не на пользу:
– знаешь что?! – проорал ангел, – допивай свои виски
и вали к “шопену” – картофельной водке польской

08.08.2020

Сонет №65

в безграничном пространстве, где болеют, и градусник
опускают подмышку, прилагают ко лбу,
из немногих толик человеческих радостей
только то и осталось, что презренье к врагу

пусть меня не спасёт ни прививка последняя,
не моё первослово, чей беспамятен зов:
предпочту без наследства оставаться наследником –
был бы весел к презренным врагам, но не зол

пусть меня унесёт – там, в её несуразности,
с непременной тоской и стремлением к праздности,
и болезненной тягой к подсчёту живых

смерть со мной появилась, питалась и выросла
до, считай повезло, и подагры, и вируса,
так что стал, жизнь спустя, ей достойный жених

08.07.2020

* * *
я не из тех, кто по вечерам выбирает боулинг,
я выбираю тебя – моего джина в джинсах:
давай закажем поединок есенина с боуи
на канале эйч-би-чмо, средний вес в джиу-джитсу

а после будем победу кого-нибудь праздновать,
вспоминать, как серёга круто бить наловчился,
как сходились они в объятьях, будто братья по разуму,
пока мы по-буддийски глотали «будвайзер» с чипсами

эта страна невозможного, ты уверял, америка:
хочешь, будет на каждого по калорийному фрут-кейку!
замутим протесты мирные от берега до берега,
памятники поставим доброму человеку в кепке

залезем к пандоре в ящик, покуражимся,
о хорошем – забудь, ведь спасибо никто не скажет:
унесёмся в ухань, насобираем вируса вражьего,
и, полетав, по здоровым штатам прицельно вмажем

экономика – в ауте, сместим президента на выборах,
поддержим такого, чтобы о нас ничего не помнил,
чтобы так зажигал, пока всё вокруг ни выгорит,
и свой срок провёл, не приходя в сознание, в коме

короче, дабы не забанил нас с хоттабычем,
не мешал буйствовать, колдовать в воздушном бассейне,
нести разумное, бравое, вечное так бы, чтоб
чемпионом всегда становился серёга есенин

08.06.2020

Исайя, пророк

врач ураганный, да глаз авиценны –
кровь под ногтями и ливень внутри:
жизнь за границей с тяжёлым акцентом,
как после смерти – Его края риз

дерево, если по кроне делить и
вдоль, расчленяя без бензопилы,
будет тебе благодарно, целитель,
всеми мурашками кожи спины

ставишь диагноз, на муки бросая,
на перекрёстке гася стетоскоп:
кто о цене – о мессии исайя
сквозь неумолчный последний потоп

вслух заговаривай чудо-рецепты,
сеннахериба мечи перекуй:
утром орала вспахали плаценту –
выведи в полдень народ свой слепой

будет разрушен дамаск, неделима
власть урагана над мокрой толпой:
льётся видение иерусалима
в августе – с тех незалеченных пор

08.04.2020

Tropical Storm Isaias: Isaías – имя пророка Исайи по-испански

* * *
в другие времена – другие судьбы,
другие моды и автомобили:
за что сегодня отпустили судьи –
за то вчера тебя приговорили

мир стал попроще, хоть его законы
ещё напоминают день вчерашний,
но вычислить китайского шпиона
уже легко с его ковидным кашлем

сегодня без последствий не пошутишь,
пусть даже ты владелец марки «тесла»:
гораздо эффективнее – масс-шутинг,
иные формы мирного протеста

как написал провидец джексон поллок
внутри одной из многих композиций:
чем чаще происходит смена пола,
тем больше в том от вековых традиций

чем дальше корабли – к венере, к марсу,
тем ближе сердцу комикс об икаре:
«вся жизнь – майн кайф!» – как говорили марксы,
легенды-кинобратья – энгельс с карлом

07.03.2020

* * *
мотив
уходящего вечера, выкуренных сигарет с ментолом
more tea? –
в сигаретном дыму возникает гарсон полусонным тоном
check, please! –
без патетики вслух говоришь, предлагая расстаться достойно
чекист,
облегчённо вздохнув, словно этого ждал, покидает твой столик

кубань! –
медитируешь после десерта, припомнив «кубанских казаков»
good by! –
(в профиль – пырьев) прощается хостесс, тебя возвращая на запад
«такси!» –
в эту позднюю пору поймать не проблема «под мухой» клиенту
taxi
возникает мгновенно, поскольку нью-йорк, не какой-нибудь трентон

лен сто,
да и зин, отмотавши назад, ты ведь видел другие картины
please, stop! –
у подъезда подскажешь таксисту под маской во дни карантина
тогда
ты был молод, легко сочинял о любви, был без спички запальчив
ta da!
ты давно пацифист, пофигист и блюдёшь этикет – был ли мальчик?

садись
на ступеньку, достань зубочистку, из джинсов – любимую жвачку
so, dick!
ты, как помню, в те годы мечтал покорять, побеждать, типа мачо
азы
грыз науки, чтоб с городом мог потягаться, в итоге – и с миром
a – z:
ты прошёл алфавит до конца – ночь, аптека, фонарь… всюду вирус

08.01.2020

* * *
не грусть, коль печень не болит
и глаз сквозь лупу видит:
«пока стоит – не инвалид»
(вергилий иль овидий)

покуда варит котелок
и дышит носоглотка –
спасибо за любой урок
скажи, и выпей водки

а если пища есть в дому
и для домашней мыши –
благодари: тебя поймут
и там тебя услышат

не будь в себе, сей лучший мир –
для чокнутых и фриков:
«не всякое дерьмо – зефир»
(сорокин или пригов)

не будь примером для глупцов,
не сетуй на погоду,
и если хлещет дождь в лицо –
благодари за воду

не будь разносчиком бацилл –
хворь моментально старит:
куда б ни ехал этот цирк –
он в срок тебя достанет

не будь упрям – везде кошмар,
хоть век стой на коленях:
«сегодня в тренде – карл маркс!»
(ульянов – в.и.ленин)

не будь жесток – по волосам,
не плачут, снявши маску,
но никогда не верь, что сам
вернуться смог бы в матку

07.29.2020

* * *
на авелей всегда найдётся нож,
и жизни каинов чего-то стоят:
из дома выйдешь и себе идёшь,
надумав в мыслях всякое такое

жизнь фейса на фейсбуке – ни гроша,
жизнь копа в наше время не дороже:
я топал не спеша по новым сша,
кто сколько, представляя, стоить может

я двигался наощупь в мире сумм,
из цифр связав логические цепи:
чем сōgitō плотней был к ergō sum,
тем ближе подходил я к нужной цели

известно: ровно доллар – президент
(и это без налоговых процентов),
а значит, весь сенат в базарный день
не получает больше сотни центов

член профсоюза – лучше, но теплей –
сидящий на пособии, как в танке;
и очень горячо – активный гей,
бисексуал, трансгендер, лесбиянка

уж точно в цель – рэп-музыкант, спортсмен,
кинозвезда (поместье за картину!),
хотя здесь неприятный есть момент,
ведь скоро все они страну покинут

что жизнь? с тоской чарующей обман…
я шёл себе, подсчитывая в сумме,
насколько пухлым будет мой карман,
коль ничего не стою, но не умер

кому я, правда, нужен в этот час,
не активист в движении протестном?
хоть безупречной чистоты моча
и никогда я не был под арестом

еще не сломан грош, ещё в цене
в стране слова о вере и свободе,
но что-то всё ж подсказывает мне:
быть может, лучше умереть сегодня

07.28.2020

* * *
время заснуть, нынче самое время поспать,
спать ты устал – крепче спи, побеждая усталость:
так шахматист засыпает впадающим в пат,
если ходов на доске никаких не осталось

топать давно уже некуда, и нет причин
пялиться в стрелку дремотного циферблата:
тёмное время суток – твой карантин,
за светлое время суток твоя расплата

взгляд, заскользив по стене, упирается в пол –
сферы сожмутся до метров квадратных комнат:
полчеловека не может заснуть, а пол –
не просыпаясь, всегда пребывает в коме

весь с ароматом раскуренный город-сад,
будто распахнуты двери квартир-консервов:
низ человека – мазо, выше пояса – сад,
а остальное – два уха, забитые серой

часть этой жизни – в прошлом, часть – назовёшь
«вирус на вырост», «маски достали илоны», –
дальше, едва ты в фейсбук, засыпая, войдёшь:
всё цукербергно, и лишь дефицит – иммунно

07.26.2020

* * *
в сиренах город
с его сноровкой
красть год за годом –
и всё быстрей
вокруг,
притянутые остановкой:
кар, бас, трейн

июль, жара…
так ведь всё устроено,
что день, начавшись,
уже прожит,
и ты,
как первый в ковчеге ноевом
пассажир

железный век –
и, один за столиком,
помянешь блока,
ведь он был прав…
как гаснет свет!
словно в метрополитен
опера

какой поэт
умирает в шёпоте
аллеи, чей неумолчный вальс
звучит,
как весь, для примера,
в сопоте
фестиваль

жара и зной…
ложу бы масонскую
легко винить,
как всегда, во всём:
гитару взять и напеть
высоцкого
про дурдом

07.25.2020

* * *
я съесть хотел чего-нибудь, транжира,
но тут подумал: «лучше бы поспать», –
без пищи накоплю поменьше жира,
к губам не будут крошки прилипать

допустим, я б мороженое врезал,
пельмени, для примера, или квас, –
но сон здоровый и весьма полезный
меня от всех напастей этих спас

да, снятся мне жюльен и хачапури,
ромштексы – то с гарниром, а то без…
но я во сне, в себя втолкав до дури,
не увеличу ни на грамм свой вес

такая, к счастью, формула успеха:
закрыл глаза – и будешь сух и худ,
в бездушный общепит не надо ехать –
тебе во сне всё сами принесут

так сытно спать, но страшно просыпаться –
вся отдана реальность поварам,
домохозяйки грозно тычут пальцем,
чтоб ел английский пудинг по утрам

на кухне ждёт гигантский холодильник,
по полкам в нём разложена еда:
я наблюдал, как многие входили
и там же пропадали навсегда

а выживших снаружи ждал «макдональдс»
и сто кофеен на углу «старбакс»:
там крем-брюле пристанет, как подонок,
и свежий маффин врежет по зубам

они хитры, коварны, калорийны,
едва проснёшься – и пытать начнут,
как толпы древнегреческих эриний,
как, если к нам поближе, – Страшный Суд

мне снится сон, что сон мне сладкий снится,
о том, что сплю уже который час:
мне снятся латкес, беляши и пицца,
филе-миньон – от минотавра часть

я спать хочу – и лучше беспробудно,
чтоб расширялся пищею зрачок,
чтоб никогда не мыть во сне посуду –
и пусть волчок кусает за бочок

07.24.2020

* * *
художники семидесятых, усилить дабы роль фактуры,
кто в краски риса добавлял, а кто различные бобы,
чтоб выйти из двухмерного пространства
и чтоб войти в пейзаж желанный транса,
в холсте увязнуть, стать утопленником той его структуры,
которая под свето-тенью проявит линии судьбы

так поле покрывается мазками времени, и кисти
наносят рамы на забытые в столетиях предметы,
на выпуклые клоны черепов,
на черепки от треснувших эпох,
на ёмкости и вина в них, которые давно прокисли,
на рис, горох в пигментах почвы – на том основан этот метод

и много ожиданий да пожухлых давних трав спустя,
вдруг треснет кожура и плод фасоли взойдёт над слоем лака,
рис прорастёт, хрустя, как в чеках чипсов,
и в память о художнике случится
мелодия, чья недопетость, чья траурность песка пуста –
чья утренняя для полузасохших красок в поле влага

07.23.2020

* * *
а бог? он просто новичок
в таких делах, как «мир разрушить»:
он, точно зная, что почём,
с мышей бы начал и с лягушек

он правильно б определил,
что сёстры все равны их братьям,
и для начала б отменил
застолья и рукопожатья

надел бы маски на мышей,
лягушкам бы раздал перчатки,
и точно б вывел на мишень,
в протестные послав палатки

писать граффити б научил
на всех общественных фасадах,
врагов в сортирах б их мочил,
травил бы там крысиным ядом

и по сусекам распустил
мышей, чтоб поджигали мусор
и били стекла – это стиль
уже не мальчика, но мужа

он из лягушек бы создал
элиту нового народа –
и получилась бы среда
вполне приличного болота

хотя, могу предположить,
бог обойдётся без подсказок:
тот, кто придумал эту жизнь,
задумает и смерть, как казус

он – одинок, сутул, плешив –
и без тебя украсит землю…
и вот живёшь, где писк мышин,
и жаб, и обл теперь стозевно

07.22.2020

* * *
по небу, с профилем точёным,
летал над сша учёный,
и цепкий взгляд бросая вниз,
порхал над сша артист,
а в облаках парил, как в вате,
из принстона преподаватель,
и рядом с ним, строг, как дедал,
блаженный футболист летал

что их, чутью удачно внемля,
заставило оставить землю?
карьеру бросить, сцену, школу,
и, добавляя к смене пола,
всё изменить, покинуть вовсе,
хоть поздняя – ноябрь! – осень?
что «честь и совесть» всей страны
подбросило аж до луны?!

ведь можно было здесь остаться,
писать доносы лицам в штатском,
витрины бить, сносить скульптуры,
часть запретить литературы,
в открытых коллективных письмах
виниться, каяться до писка!
и помня, что вокруг враги,
жечь флаги, болт забив на гимн

свободным словом, без нагана,
из бара гнать и ресторана
теперь кто будет всех противных,
убогих и консервативных,
фашиствующих молодцов,
трампоидов, в конце концов?
кто будет, в том высоком смысле,
несть историческую миссью?

хотя, их нынче чистый гений –
так высоко, где перигелий,
где каждый как бы, бога ради,
почти космический корабель,
союз международных станций
из тех, кто выбрал «не остаться»
и с гордостью свалил в эфир:
мадонн, каперников, де нир

они в сей час над миром стаей,
как транспаранты пролетают,
чтоб знать грядущим поколеньям,
пред кем стоять им на коленях

07.21.2020

* * *
глоток полуживой воды,
зачерпнутой со дна колодца:
нас здесь оставил поводырь
и выжить нам не удаётся

варфоломеевская ночь
тиха барханами пустыни:
к нам не придёт никто помочь
вовеки, присно и отныне

слепой, как случай, нас завёл,
пока не лопнула пружина:
глухой немому – лютый волк
плюс lupus est во дни хамсина

но кто мы, чтобы нас спасать,
делить с чужими чечевицу?
оазис блед, сух город-сад,
и в лабиринте нить не длится

07.21.2020

* * *
ногам просторно, мыслям тесно,
кто был никто – тот командир:
мы шли в движении протестном
и строили наш новый мир!
шли годы… мы не трали-вали –
нарыли планов громадьё
и как реальность представляли,
такой и сделали её

прекрасен мир – везде свобода,
содружество любви и вер:
здесь по закону бутерброда,
всегда он ляжет маслом вверх,
жизнь протекает, как по вене
венец природы – героин,
и чудно каждое мгновенье,
о чём мечтал поэт пушкИн

на всех хватает узких коек
и даже есть водопровод:
любой здесь может стать героем,
когда страна вдруг позовёт;
тут все равны: шурупу гайка,
клаксону скрипка, брат сестре,
и зайку никогда хозяйка –
ни на траве, ни на дворе

кто хочет – бдит, кто – спать приляжет,
играл в крови б адреналин,
а кто не с нами – на х¥й с пляжа,
как завещали нам сталИн,
ленИн, маО и член гевары
(у нас компартий, что цветов):
полно повсюду стеклотары,
на все рояли – есть кустов

неописуем метр погонный
в таком краю лесов-морей:
стальные кони от погони
у нас уходят всех быстрей,
и птица голубь долетает
до середины многих рек:
ни мы, никто такой не знает
страны, где б жил так человек!

07.19.2020

* * *
я себя торможу, но бывает, срываюсь, как с петель
непослушная дверь, как на митинге мирном шпана:
день, конечно, не бел – безусловно, он бледен и светел;
чёрной ночи не будет – она однозначно темна

как бы это запомнить, чтоб было общаться не страшно,
чтоб вошло моментально, как в дерево – электродрель:
есть поэт окончательно тёмный по имени саша,
и поэт без румянца, под цвет алебастра – андрей

та же, в общем, картина с любой незабытой кликухой –
повторяй, ибо будешь в известных кругах нелюбим:
у героя – собака по кличке не-снежное ухо,
и зовут её просто, а если корректнее – бим

мой несчастный язык, как проснусь, неизбежно корявит,
а засну – так одни по сюжету маразм и сумбур:
что за мука – по цвету названья менять и морям, и
на рояле всем клавишам, в шахматах – группам фигур

правды нет на земле! вероятно, и выше б достали:
светлый ангел летает и тень его также бледна,
а под ним чёрт готовит тебе сковородку из стали –
цвета кофе без сливок, без бортиков, да и без дна

07.19.2020

* * *
босоногий пассат босса-новой грохочет по кровле,
время флаги спасать на пожаре июльской зари –
набухает крыльцо на рассвете пролившейся кровью
и печёною яблоней пахнет обычный зарин

в шесть утра просыпается радиоточка от гимна,
опускается луч на колено, нащупав паркет:
предстоит в новом дне отделять, как всегда, нелюбимых
от любимых – при том, что для равенства разницы нет

в новом дне, как обычно, найдёшь, где в квартире укрыться,
если в дверь постучат, поскребутся в окошко, тайком
будут ночью следить и пытаться с утра дозвониться –
и звонить твой ай-фон будет днём неизвестно по ком

07.18.2020

* * *
каждый пусть помнит, хотя бы, своё:
имя, откуда, куда, чего ради…
время – бескрайний прозрачный ковёр,
скучный орнамент в котором украден

шорох пустыни, тоска пустырей,
нить для основы, самой собой тканной:
каждый – фрагмент в ней, набросок, сырец,
копия чья-то, забывшая сканер

этим орнамент, похоже, привлёк
вора, который беспамятству верен:
каждый – приходит сюда, как предлог
для приговора его к высшей мере

жизнь, как обмылок, когда берегут
контур с почти исчезающим жиром:
тут бы шекспир произнес very good!,
если б родился и в стратфорде жил он

07.16.2020

* * *
голоса на пляже с четырёх сторон,
без помех (как в шуме радиоэфира):

хорошо, как скажешь… алекс не здоров…
так с пелоси шумер… в квинсе есть квартира…
да, какой-то левый!.. я вчера смотрел…
полторы зарплаты… то есть, креатура…
мне б твои проблемы… он свалил к сестре…
как всегда, по блату… бля, канал культура!..
ничего, что жадный… обалдеть – загар…
это не в обиду… два хот-дога, вроде…
ну, в таком вот жанре… дать бы по рогам…
но не от ковида?.. тренд – сегодня в моде…
ла-ла-ла, ла, ла-ла… я в гробу видал…
колледж? да нормально!… как там: «небо кроет»?…
как из сериала… классная еда…
малер или малер?.. и страховки кроме…
крыть тут, в общем, нечем… ну, ты и шаман…
я пошла пошапать… очевидно, гены…

эти фразы в вечность сносит океан,
обращая в шёпот всеохватной пены

07.13.2020

* * *
блажен, кто никогда на грабли не ставал
и страховой себе выписывает полис:
сильней на свете тот, кто захватил словарь,
чтоб анку, например, бросать под бронепоезд

он волен выжигать глаголом хоть клеймо,
хоть хвойные леса на строганной дощечке –
заводит апельсин, и целиком лимон
засовывает в рот, как лампочку за щёчки

он меж дометий и союзов, стать пред лог –
не каждому дано, да редко кто стремится:
пусть мысль всегда приём, но слово – это лом,
орудие труда, терророва частица

запудрив всем мозги, как нильский крокодил
он замер кошельком иль сумкой подороже:
кто в африке гулял и слово проглотил,
сегодня тот сказать всё, что угодно может

тот громче, кто слабей, и смыслы на весах
уступят гирькам слов и простоте полива:
на речие – на «ре»; еже писах, писах;
и синим солнцем те, кто после нас, палимы

07.12.2020

* * *
душа пуста, как вытрезвитель, которого в природе нет:
в америке ты можешь быть иль не быть – к тебе нейтрален мент

ну, разве за рулем в дымину, нажрался, как гаргантюа,
тогда менты, найдя причину, попросят показать права

за это здесь мы их не любим: живи хоть все сто двадцать лет –
напился в ресторане ль, в клубе, идёшь… и не подходит мент

при том, что знаешь массу песен, да и поёшь их, не спеша, –
так ты и тем неинтересен менту в индифферентных сша

всё потому – ты кожей белый: стань близко, плюй в него сто раз –
он не достанет парабеллум, не скажет: «ну, и пидараз!»

расисты – в смысле слова худшем: ведь сколько – это как закон –
мента в америке ни мучай, но к белым безразличен он

что, в целом, быть совсем не может, и, в частности, не должно быть:
но дай нам силы, дай нам, боже, ментов, пусть и таких, любить

07.11.2020

* * *
нелегко мореходу сегодня: идёшь
по морям-океанам, надеясь на гавань,
где восставшая правит страной молодёжь,
а не клика политиков-урок-легавых

после качки, девятого вала, стены
урагана над тёплым теченьем гольфстрима,
ты надеешься – в этом порту все равны
и, швартуясь, затянешься радостно «примой»

так и видишь: портовый начальник – трёхпол,
разнокож – мореходу раскроет объятья,
шустрый лоцман корабль проведёт в шумный порт,
где друг другу все сёстры, конечно же, братья

там во всём справедливость и слабых не бьют,
по желанью пускают амброзию в вену,
а чуть что, нарушителю – строгий кашрут
и расиста читать до утра, марка твена

после долгого бриза и пены о борт,
ждёшь не грубой таможни и жесткой полиции,
не закрытый всему нелегальному порт,
не скрипучий замок, что висит на границе

не какой-нибудь памятник всем на беду,
не конгресс престарелых рож консервативных,
а будвайзера кружку и море-еду,
че гевару на майке в латинских мотивах

чтоб весной расцветала осенняя зябь,
чтоб годами была безграничной свобода –
вот такой город-порт, только где его взять?!
вот и ропщет, взыскуя, душа морехода

и идёт за моря за руном золотым,
уплывает синдбадом в колхиду чужую…
а пока застит пристань отечества дым,
и к приходу его, сносят крыши буржуям

07.10.2020

* * *
на руинах империи дивный снимают закат:
то ли синий на красном, то ли белые звёзды на синем!
говорят, суперкласс – двадцать пятый невидимый кадр,
но его кинозрителю зреть будет вряд ли по силам

там ещё ослепительно радужный радостный фон,
будто не о закате, а речь об июльском рассвете,
будто камера – в утреннем поле и свежий бутон
крупным планом росисто раскрылся в нарядном букете

облака васильковые; охра, как символ добра;
и светлеет лазурь – аллегорией вечного счастья:
как прекрасен финал, где салатовый алому – брат,
и на пару они к этой радуге райской причастны

нет ни чёрного, точно мечтал здесь импрессионист,
чисто белого нету, чего не простит здесь дальтоник:
карнавал чудных красок, вовсю колорит без границ,
торжество лессировки, бесполой любви, полутона

и осталось немного недолгих последних минут –
и всё это взорвётся салютом, взлетит фейерверком:
как умеет в концовке заставить рыдать голливуд!
и, подняв над землёй, наблюдать крах империи сверху

07.09.2020

* * *
садись, поговорим – из евпатории
мы оба (ты, там, слева; я, здесь, справа):
кому-то фарсом – зеркало истории,
а нам – сплошь историческая травма

сейчас вдвоём внутри стихотворения
давай напишем кровью, как достали,
из памяти, все эти повторения,
развитие, ты помнишь, по спирали

безумная толпа прошла по городу,
громя всё от окраин и до центра,
и вижу я – прадед мой полуголый
бежит после погрома в белой церкви

на площади торчат останки ржавые
от памятника самодержцу – в кучу
всех позже белых слуг самодержавия,
в расход: штабс-капитан, корнет, поручик…

всё повторится в собственной трагичности:
такая у спирали сей природа,
что вижу я эпоху культа личности
и бабушку мою – врага народа

её отец владел до революции
каким-то небольшим «свечным заводиком»:
за это ей ломали рёбра люто,
отбили печень, почки – всё, как водится

ведь ты был среди них, кого в той комнате
пытали, как предателей россии,
в истории той был – нам незнакомую,
её стереть пытались, что есть силы

гулагоядовитую, летальную:
сто лет назад в её приход не верил
почти никто там, в вашем зазеркалье,
где яйца на допросе давят дверью

а здесь сегодня океан дельфинами
богат, орлы средь облаков, как прежде:
нас больше всё ещё пугают фильмами,
и это, как всегда, даёт надежду

07.05.2020

* * *
писать лучше «про запас», заполнив заранее
с десяток файлов на всякий, как говорится, случай,
допустим, ты внезапно убит либо ты раненый,
а строчки на дисплее выходят – так будет лучше

ведь, мало ли, жизнь травматичная такая:
повсюду стреляют, бьют по голове кастетом,
в часы пик с платформ сабвейных на рельсы толкают,
до смерти запугают на сайтах, на тв, в газетах

да и, вообще, ходишь ежедневно на работу, не думая
даже муху обидеть, не подавая смело вида,
что затюкан всей этой жизнью по самые ё-моё –
и тут нарываешься на коронавирус ковида

а ведь могут ещё и памятником прибить насмерть,
подбросить в окно коктейль молотова ночью:
у тебя и так от ковида кашель да насморк –
вдобавок седан расфигачили и дом выгорел очень

и теперь не до письма, не до рифм в отделении
интенсивной терапии, не до лирики и эпоса:
ты изолированней, к примеру, в разливе ленина,
а из проблем – дотянуться до утки, чтобы, э-э-э, п-о-с-с-а-т-ь

зато писать нет смысла, наперёд темы осилены,
жмёшь в лэп топе «послать» – никто не проверит и
не поймёт, что не сейчас сочинил: к конституции россии
поправки приняты ко дню независимости америки

и, вообще, всё известно заранее: на выборах
победит дружба, земля стоит на черепахе и, ватсон,
сказал холмс, солнце само когда-нибудь выгорит…
написал об этом давно – и выходи сегодня сдаваться

07.04.2020

Из невошедшего в антологию «Манъесю».
Песни северных провинций

сакура сбита вчера смертельным
ураганом наземь
розовая древесина засыхает в
трещине вдоль ствола
этим летом крона радовала глаз
теперь же по веткам
ползут муравьи и листья шуршат
на старом асфальте

похоже умирает сломленный
недугом организм
ещё накануне тёплому течению
крови подвластный
теперь окаменело его сердце
неподвижны лёгкие
язык высох и давит тяжёлое веко
на расширенный зрачок

так же прощается заботой
оставленный город
ток покидает токио трещинами
покрываются витрины
гаммы полиции не слышны в
иокогаме в ямагути
и кто-то выходя последним
выключает свет в киото

вероятно и вся страна завершает
так свой долгий путь
расколовшись на север и юг под
грохот оседающей фудзиямы
под осыпающиеся сады камней и
крики накликавших свою историю
граждан которые видят край
земли заворачивающимся
подобно папирусу

07.03.2020

* * *
в хвостхитительном месте по ламарку живём:
ночь становится утлой, дикий запад – вещдоком,
удавителен город с ненасытным зверьём,
для которых удача – подавиться хот-догом

овчарованым светом окружён обелиск,
этим действуя мирным прохожим на нервы,
и развозит пуд соли по району солист,
по его площадям, зычным паркам и сквернам

как писал в алкоголях про всю правду гийом,
либо мелвилл своим настрочил мобидиком:
жизнь прожить – это быть иль не быть, но вдвоём,
не врубаясь, орфей ты, или ты эвридика

из умительно летом вниз подснежник растёт,
и сном разума олух в подсолнухе зреет:
лет по сто високосный продолжается год –
из увечены не отпускают скорее

06.29.2020

* * *
позабыты и быт, и уют,
рот заклеен серебряным скотчем:
кем-то долго по клавишам бьют,
кто-то скрипку смычком защекочет

засыхает июньский листок,
одолеет жара тихой сапой –
встретишь ложь, коль свернёшь на восток,
смерть найдёшь, не покинув свой запад

стаи вырванных книжных страниц
улетают, ноябрь не дождавшись,
им читатели, павшие ниц,
машут вслед, окончательно сдавшись

со скалы барельефы сойдут,
вниз сползёт скалолаз с пьедестала –
ещё книги прилюдно не жгут,
но уже их сгребают навалом

пустыри за разбитым окном,
тень орла над безлюдной округой:
хватит спички поджечь этот дом,
да и тот, что покинут был другом

набивая попкорном кулёк,
вату плотно закладывай в уши:
тем, кто выжил, собачий скулёж,
как плач жертвы, что душат подушкой

06.27.2020

* * *
не а-зиат, не б-зиат, не с-киф:
вдыхая летом жизнь свою под липой,
я разного себя увидел слитно –
от пузыря до гробовой доски

но мальчик был не я, и незнаком
был юноша, игравший на гитаре –
из всех, мне ближе показался старец,
как будто я был этим стариком

он улыбался и вносил в ай-фон
финальные слова для ноутбука
о том, что он вдыхает жизнь под буком
и видит сам себя, как сумму форм

я был одним из чисел в этой сумме,
где лучше бы его числа не знать,
поскольку – весть, поскольку – вещий знак,
что жить пока, коль он ещё не умер

06.27.2020

* * *
словно стиснуло ветку плющом,
стянет горло смертельная нить:
ещё рано её хоронить,
ещё рано ещё,
ещё рано ещё

все ремёсла её, мастеров
той страны, что предали земле –
не остался б один в феврале
к панксатони суров
панксатонский сурок

городов перекличка в ночи,
обелиски отцов и детей;
эти строили, рушили те:
кто ещё не почил,
кто по чину почил

хитрый ист, очарованный вест,
весь тот джаз – кто тебя изобрёл?
не парит над страною орёл:
мертвым некогда есть,
ещё некогда есть

отхрустят позвонки и хребты,
кожа рек задубеет к утру:
по теченью отпущенный труп –
это ты, это ты,
это ты, это ты

06.20.2020

* * *
из удивлений, из песен спетых –
поход в ж/д депо первым классом,
на даче с и. лет в пятнадцать петтинг,
затяжка первая «партагасом»

осой целованный лоб в гурзуфе,
гитары первый аккорд в бемоли,
портрет наутро в густом мазуте
по окончании вахты в море

длина строки, вдруг совпавшей в рифму,
в совпавших жизнях лицо родное,
немного скотча к яйцу с ростбифом –
нашла награда теперь героя

к чему-то матч двух команд хоккейных,
магритта глаз, очевидно, правый,
которым пялюсь на тени кельи
в печерской-киево нынче лавре

поскольку ход перешёл событий
в обратный: лица вокруг моложе,
наука много имеет гитик –
спиной проходит вперёд прохожий

ещё б ещё промотать картинок –
с конца, с начала, в любом порядке,
но видно плёнка покрылась тиной,
как будто мне умирать с ней рядом

06.19.2020

* * *
оттого что июнь, наконец-то душа добралась, отогрелась,
и сидит в трёх углах, из пустого угла наблюдая
босоногое детство, безголовую юность, безликую зрелость,
безнадёжную гулкую старость с сухими следами

в тишину отпуская свой шаг, как в колодец, своё вольтерьянство
глубоко презирая, своё гегельянство, фейсбучный свой статус,
одинокое тело стремится к распаду, как кот к валерьянке,
как последнее слово – к тому, кто хотел бы ещё здесь остаться

ибо то, что вдали ожидает, дождётся тебя терпеливо,
так находит свой берег волна, пену дней собирая на гребне:
бродит мальчик, в ракушках и гальке ища королеву отлива –
много лет впереди… плеск весла ниоткуда… оголённое небо…

06.18.2020

* * *
не направляй свой взгляд наружу,
да и вовнутрь не обращай,
иначе только будет хуже,
так что пей кофе или чай

не называя кофе чёрным,
а чай… не называй никак:
тебе не светит стать ученым,
хиджаб не путать и никаб

укропов отличать от ваты
и от поребрика – бордюр,
имея вместе демократов
с республиканцами ввиду

ты к знаньям не тянись высоким,
живи по типу «хоть бы хны!»:
на позывной, допустим, «сокол»,
ответь «писец» – и отдохни

разбей однажды телевизор,
забудь вовек про интернет,
читай торо, дождись свой мизер,
и знай: венец любви – минет

мир глаукомен и базедов,
а первым геем был люссак,
о чем корректные газеты
уже еже писах, писах

но не вникай и не вдавайся,
покуда натиск, буря, сплин,
«тебе не надо эти майсы!» –
как говорил один раввин

и это верно: сжав в кармане,
свой кукиш из последних сил,
ты ничего не понимаешь,
ведь ничего не пропустил

06.17.2020

* * *
не оправдывай, не оплакивай неизбежное,
столько сил ушло, столько лет прошло, всё напрасно –
соль привычного измельчается в ритме бешеном,
иссушается в чёрно-белое море красок

заколочено небо летнее вдоль фанерою,
зоной фри признав зону пьянства и унисекса:
часть наследников – тех, кто был давно пионерами,
нынче уличён в словоблудии фарисейства

за толпой толпа, за сумой тюрьма, – и не скроешься,
не получится в тире спрятаться за мишенью;
мир сошёл с ума, город выжжен весь, явь раскроена:
сброшен памятник – так надмирный суд метит шельму

06.16.2020

* * *
из пустоты являются слова,
по чьей-то воле заселяя фразы –
в житейском смысле потеряв права,
текущую строку диктует разум

по крохам подобрав осенний вид
из хрупкой охры, позабытых улиц,
там ранним утром человек спешит,
ступая в лужи и слегка сутулясь

плащ, мне знакомый, на него надет
и, словно из окна, я наблюдаю
как розовеет аура надежд
его, сейчас слиясь с осенней далью

меня он представляет в той дали
наощупь, будто в брайле знак – незрячий,
как найденную ижицу, да и
я в этом тексте от него не прячусь

давно мы неразлучны, но ему
об этом никогда не догадаться:
дописана строка, абзац всему,
да и всему тому, что вне абзаца

06.15.2020

* * *
живешь, пропивая живую воду,
а что не успел – остаётся мертвой,
в ней речь остывает иголкой вуду,
колдун уплывает с нью-йоркской мортон,
в фоксфаере белая древесина,
светясь изнутри огоньком зелёным,
как тень альбиноса, всегда провинна,
поскольку когда-то темнела клёном

в ней город, представленный новым зодчим
для лучшей эпохи увечий с разбоем,
для мёртвой воды, всё шуршащей в песочных
часах с оглушительно смертным боем,
где звук, расходясь по воде кругами,
по белым стволам, по нашейным петлям,
бумагу измяв, прорастёт в пергамент,
но не просыхает, посыпан пеплом

06.14.2020

* * *
я ввёл полдозы – и, смеясь, пошёл
легко, как дети в школу, приступ счастья:
мне редко так бывало хорошо,
но так, как в этот раз, – не часто

привиделось грядущее – среди
рапсодов, менестрелей и вагантов
я оказался, а руководил
тем будущим режим веганов

там очутиться был крутой прикол:
днём кучковались в парках или скверах,
зерном питались, пили молоко
грудное, закаляли нервы

бухали джин, и со значком vegan
носили джинсы, рюкзаки и обувь,
нас много собралось из разных стран
следить за госпорядком в оба

по вечерам врывались в общепит,
на рыбу с мясом проверяя блюда,
и на наличье разных пицц и пит,
что мог припрятать шеф-ублюдок

с цепями посещали магазин
естественные выявляя шубы;
носителей их, женщин и мужчин,
ловили, били, но не грубо

а по ночам, презрев ночной досуг,
сносили памятники с постаментов,
в честь тех воздвигнутых, кто колбасу
жрал, нагло пользуясь моментом

никто не проходил наш строгий тест –
скульптуры, барельефы и колоссы:
ни памятник окасио-кортес,
ни деревянный бюст пелоси

ни чака шумера – пчелиный мёд
он пил, как кровь, эксплуататор улья;
ильхан омар – её не брал помёт
и жёсткий взгляд смотрелся кульно

как говорят, они лет пятьдесят
стояли на местах конфедератов,
хоть ели чалахач, мясной салат,
случалось, зразы и купаты

какой же кайф вегановской братвой
крушить их медь, крошить гранит и мрамор,…
но трип кончается, как и любой,
кураж и суд, любая травма

06.12.2020

* * *
пейзаж от эпплов или нокий,
как будто писан в кватроченто,
пеклась на круге солнца пицца:
меня несли по жизни ноги,
я шёл куда-то и зачем-то,
и я не мог остановиться

названия мелькали станций –
не только брёл, бывало ехал:
в столицах слаще дым провинций,
где юноша встречает старца,
как звук – вернувшееся эхо,
и я не мог остановиться

служа авгуром, в адском вуду
познал язык зеркальных жестов,
заставил дурака молиться,
в искусстве в лавке бить посуду
мой ангел-вохровец божествен,
и он не мог остановиться

душа однажды оказалась
в своём полёте в рамках тела,
готова жизнью в нём продлиться…
затем, как здание вокзала,
его покинув, отлетела –
и не могла остановиться

06.10.2020

* * *
перед цунами уходит вода в океан,
яхты садятся на мель, тяжелы и причальны:
каждая башня песчаного замка – рапан,
будто касторку, в щель уха впитавший молчанье

время в клепсидре, должно быть, совсем истекло,
месяца два вытекало из времяпровода:
тем, кто погиб до цунами, ещё повезло,
если учесть ряд событий текущего года

ибо накроет всех выживших гнева волна
царства нептуна, с его всепричинной пучиной:
«что это, мама?» – «сынок, это просто стена,
просто вода; не волнуйся, сынок, будь мужчиной!»

не узнаваем в стене, кто б себя ни искал,
словно в одной оказался из призрачных комнат,
где, пропадая в кривом отраженье зеркал,
как бы чужих наблюдаешь – себя и знакомых

и не желая такого безумья врагу,
вдруг успокоишься – казнь не может быть вечной;
только останутся выживших на берегу
толпы бесцельно бредущих кривых человечков

06.08.2020

считалка

давно уже хотел озвучить
как нравится мне всё от гуччи

ещё, простите вы мой тон,
мне нравится луи виттон

и, тут добавлю без утайки,
всегда любил кроссовки найки

своих пред вами чувств не скрою:
уж очень симпатичны ролекс

хотя, коли не брать по max,
мне подойдёт и t-j-maxx

да, кстати, не судите строго:
люблю район нью-йоркский сохо

всё это говорю к чему?
честное слово, не пойму

сейчас по новой перечёл…
а вы подумали о чём?

06.07.2020

* * *
эй, куда ты, животное стадное,
группируйся и ешь своё сено,
выходи на лужайку, довольное,
набивай до отвала желудок,
вожаки всё расскажут о родине,
о достоинствах общего хлева,
о калориях в пайке, о равенстве
всех мослов, и филе, и хвостов

эй, куда ты, животное встатное?
это ж надо такое задумать!
мы живём в наше время свободное
и твой выбор – стоять на коленях,
кто вставать разрешал?! поколениям
будет радость в счастливом грядущем –
и трава ближе к рылу на пастбище,
и поменьше стал хлев в высоту

эй, куда ты, животное штатное?
ты ещё не во всем повинилось,
нам ещё one percent раскулачивать,
открывать, чтоб свободней, границы,
сколько обуви не обцелованной,
а навынос – часов и одежды…
не слиняй, образумься, животное,
тварь попробуй не голосовать

06.07.2020

* * *
меня сжигали в центре площади –
скулили псы, храпели лошади,
потрескивал зажжённый хворост,
в толпе среди калек, и хворых,
и пьяных продавали чипсы,
мог каждый здесь же помочиться

заполнившие площадь, видимо,
меня смертельно ненавидели:
толпа, мешая водку с пивом,
о всех семи грехах вопила,
послав в мой адрес «шиты», «факи»
и гордо поджигая флаги

я думал, будто это снится мне,
но на колени вдруг полиция
прилюдно грузно опустилась
и вслух прощения просила,
меня кляня – врага, мерзавца –
ведь я виниться отказался

здесь поясню: был на сожжение
я осуждён, коль предложения
виниться пред толпой не принял –
не зная в чём, не ставя имя
своё в юродивых реестр
во время смуты, да и места

я задохнусь – от лицемерия,
не дым костра – ужасней мэрия,
всему дающая злословью
защиту и надёжный кров:
«И вы не смоете всей вашей чёрной кровью
Поэта праведную кровь!»

6 июня 2020 года

* * *
1
пухом, прахом покрыт,
мазо и садо рад,
к ночи громче твой рык –
город, который сад

город, впавший в свой клинч,
тут же впадая в раж:
дом разбил паралич,
за этажом этаж

скорчен в страхе фасад,
в смятку сосед, в желе –
он, снимающий над,
видимо, не жилец

комнат мёртвый паркет,
пса за стеной знобит –
стёкол небитых нет,
вход фанерой забит

2
нынче всюду мордор,
и по щеке слеза:
влез в окно мародёр –
белый скелет в глазах

бита, цепь и кастет,
череп, коса, костёр:
каждое время цвет
вносит в земной простор

то ль покоричневеть,
красным залить ли извод:
каждой эпохи смерть
в спектре свой цвет найдёт

каждой жертве сестра,
жди от неё вестей:
твой в глазах её страх,
в тёмном твоём – её тень

06.04.2020

* * *
оттуда, с нила
(должно быть, снилось)
летела тихо
днём комариха,
и так хотела
мужского тела,
но тут – все эти:
мамаша, дети,
столы, диваны,
фортепиано,
не на беду ли –
всё стулья, стулья,
ведь сколько можно,
вдвойне противно
и крайне сложно,
летать в гостиной

пора б путь дальний
закончить в спальне,
где у торшера
лежит с машерой
в постели белой
мужское тело,
а в нём, о боже!,
течёт под кожей
густое счастье,
к чему причастны
мослы навалом
под одеялом:
без свойств, как музиль;
в гробу так гоголь,
отдавшись музе, –
и ради бога

но от гостиной
(и в том причина
комаро-мора) –
тьма коридора,
капут надежде –
везде одежды,
не нижней, верхней,
полно и перхоть
летит на обувь:
летишь, зришь в оба,
ведь спальня дальше,
в конце задачи,
в конце прихожей –
свернешь за угол,
вдруг: что за рожа?!
помрёшь с испуга

не дрейфь, чувиха!
мне комариха,
что и понятно,
не столь приятна,
сколь, для примера,
щекочет нервы,
когда, поганец,
сам пищей станешь,
напитком, что ли,
в земной юдоли,
коль ты все годы
сам жрал компоты,
клевал плоть чью-то:
теперь, девица,
верши же чудо –
спеши напиться!

спокоен, палев
свет в нашей спальне,
лети, мой ангел,
тебя ждёт агнец –
в твоём прожекте
я буду жертвой,
в начале лета –
твоею летой
сегодня стану
без громких стонов:
артериальной
напейся алой,
затем ляг с краю
и я, бескровный,
ведомый к раю,
тебя накрою

во сне ладонью

06.03.2020

* * *
классический текст – неизменный попутчик,
как древнему греку любимый им феб:
фетр гладишь у шляпы – он мягок, как тютчев,
посмотришь на тютю – и вспомнится фет

себя между строчек находишь по слуху,
со школы запомнив цитат миллион –
ты блед, словно герман, доставший старуху,
хоть эту старуху пришил родион

годами стучишь по макушке, как дятел,
не в силах понять, оттого одинок:
вон тот, честных правил в онегине дядя,
он тот же, что дядя из бородино?

побольше сюжетов узнать бы неплохо,
пока не отрезал всю память склероз:
аптека, фонарь, всюду йокнапатофа,
и ты у трамвайных путей – берлиоз

06.01.2020

* * *
вдоль неслышных разрывов сирени
жизнь проходит, как греческий воин:
завлекают на остров сирены
и горслужбы пленительно воют

песнопение в кожные поры
проникая, убийством продлится,
контрапунктом – в промчавшейся «скорой»
и контральто машины полиции

новогодний сюжет продолжая,
шар с присосками в центре таймс-сквера
выпускает любовное жало
с ядом новых надежды и веры

сквер покинь, уходи в переулок,
в одинокость глухого подъезда,
где не слышно наружного гула
и присутствие мрака полезно

ряд на лестнице гулких ступеней
ты услышь – в этом месте, не позже,
упади в тишине на колени,
прошепчи: «ты прости, если можешь»

05.27.2020

* * *
– любая краска подходит сюда, –
сказал художник, и так оно было;
затем в палитру добавил чернила
и стал писателем; он иногда

писал о свойствах различных вещей,
однажды в них опустил нужный профиль,
цемент… с годами уверенным профи,
стал архитектором, хоть вообще

не изучал никогда сопромат,
но как-то сразу постройки воочью
он представлял – оттого ещё зодчим
себя увидел: как будто он маг,

ему покорны пейзаж и ландшафт,
где он готов размещать небоскрёбы,
скрести по звёздам, галактикам, чтобы
за шагом к богу направить свой шаг

а там – решенье вселенских задач,
но не успеешь вокруг оглянуться:
звенит будильник и время проснуться!
сотри слезу… поднимайся… не плачь…

05.26.2020

* * *
мне б так хотелось, чтобы дом
всегда наполнен был добром:
шкафы, диваны, столик модный,
торшеры, кресла и комоды,
цветы, все нужные теперь
в вай-файях гаджеты, с ковром
иль без, картины,
и т.п.

дом полнился чтоб год от года
родным и близким мне народом:
кириллы, жени, гены, рики,
сережи, лены, лёни, риты,
на м, чтоб мил, и дин – на д,
люб, эл (не позабыть кого-то!),
кир, юлей, стивов,
и т.д.

пусть будет делать кто что хочет –
не хватит дня, так праздной ночью:
возьмёт гитару, книжку, фрукт,
пейзаж, не покладая рук,
напишет: в отдаленье лес,
веранды угол, и без точек
вдруг шёпот утренний
в p.s.

05.24.2020

* * *
лежит на зеркале слой пыли –
сухой остаток, день за днём,
тех отражений, что забыли
когда-то по привычке в нём

они не следуют за нами,
от родственных не взяв теней
искусства оказаться там и
в тот час, где нас найти верней

им больше дорога свобода,
её всемерная тоска:
как далеки от всех народов
они внутри своих зеркал

их космос внешне не мобилен,
тысячелетиями нем,
но там, под лёгким слоем пыли,
он почему-то дорог мне

хоть ничего им и не должен –
копейки, цента или су –
ты поступи вдруг, как художник,
и человечка нарисуй

нос, губы в два движенья пальца,
глаза и уши, взлёт бровей,
чтоб в этом зеркале скитальцам
скитаться было веселей

05.23.2020

* * *
не хвораю, хоть пахнет здесь дурно,
и, взаправду, микробы повсюду:
это вымысел – литературный
мир, где бьют и горшки, и посуду,
с вожделением копья ломают,
их для вражеских скальпов оставив, –
здесь годами не дружат домами,
расставляя капканы (с них станет)

промолчу, хоть крутого замеса
льётся варево глупости с бредом:
будут с критиком выть критикесса,
насылая подлунные беды;
буйный шабаш химер и вервольфов –
ставя идолов на пьедесталы,
ограждать сеткой высоковольтной,
чтоб зазря мошкара не слеталась

утопите в колодце, а лучше
тайно в виски добавьте цикуты:
подошёл, может, самый тот случай,
когда церберам счёт на секунды
неизбежно пойдёт – здесь греха и
утаить невозможно, и с писком
в свете дня вся толпа вертухаев
испарится вовеки и присно

05.17.2020

* * *
гул машины для мойки посуды –
мой любимый трехстопный анапест:
хочешь – верь, что поэзия чудо,
хочешь – нет, и пошли её на фиг

можно даже без желтофиоли,
без окна с неизбежной геранью –
это как бы в катрене филонить,
верить в двигатель вечный сгоранья

просто куст, как застывшего взрыва
фотография в раме фасада,
просто дом, где пока ещё живо
всё, что позже уйдет без возврата

дальних комнат сиянье, откуда
голоса раздаются как будто…
гул машины для мойки посуды
в то давно наступившее утро

05.16.2020

оптимистическая трагедия

когда закончится вот это,
а также это, да и то,
войдёт по пояс антиклеток
отряд в свободный кровоток

туда, где ранее нельзя им
пробиться было, – как один
прошедший тест крутой хозяин
войдут, забыв про карантин

им жуткие откроет виды
эпидемичный организм:
пустые остовы ковидов
там, где разорванный мениск

пузырь, снарядом будто тронут,
на издыханье мочевой;
лежат измятые короны
везде, неясно для чего

кадаврами забиты вены –
над ними вороны кружат,
и оба лёгких гонят пену,
сбивая этим тела жар

под печень, вид которой страшен,
густой струёй стекает желчь:
здесь так отмордовал всех кашель,
что жизнь по-новой не зажечь

но смерти отводя рутину,
пришедшая диктует власть,
создав волшебную вакцину:
эй, кто здесь временные? слазь

ещё гигантская работа
ей предстоит, чтоб человек
хозяином аэропорта
стал, и лесов, полей и рек

чтоб воздух, в тело заключённый,
его без хрипа покидал –
уже грядёт болезни чёрный,
но красный день для милых дам

для коих мир от зла очистят,
борясь, как с ядом – антидот,
бригада антител плечистых,
врагу не сдавшая наш дом

тут даже не ходить к гадалке –
москва за нами, вашингтон:
не ждём от вирусов их «данке»,
не поддадимся на их «шон»

уже расставлены все мины,
готов героем стать любой!
за щастя рiдноi краiни
идём в решительный мы бой

05.13.2020

* * *
он так и парил, как на фреске
напишут, со свитой своей –
свидетелем ветер был резкий
да пена земная морей

возможно, над камнем гурзуфа
иль над централ-парка скалой,
где первый, без признаков духа,
адам возлежал неживой

в той микеланджеловской позе –
капеллы прославившей свод –
с надеждой, что метемпсихозом
его в бытие занесёт

и вот указательный послан –
не палец, божественный перст:
адам явлен миру, а после
и ева предстала, как перл

в короне, столь близкой к ампиру…
но первый родительский жест
застыл в сантиметре, чтоб вирус
не смог перейти на божеств

05.12.2020

* * *
жизнь представьте проходит
для кого-то прошла
как от вас пароходик
убывающий вплавь

горизонт распрямится
весь вдыхая дымок
кто-то скажет присниться
пароходик тот мог

и набьёт крепко в трубку
капитан табачок
смерть бывает без трупа
будто жизнь ни при чем

он прокашляет горло
сплюнет в волны комок
и вы слышите голос
но вокруг никого

05.11.2020

* * *
пребудет мир всё так же пресмыкаем,
и земноводен, и млекососущ,
в нём вещую вину утратит каин
и сквозь пьету – травы пробьётся суть

вдоль трещины в рассохшемся сосуде
паук сплетает вечность, и сквозняк
скорбит о том, что больше нас не будет
и что без нас ни ночи нет, ни дня

застыл на суше обелиском танкер
и в ржавый корпус тащит скарабей
листа писчебумажные останки
с последними словами – «не убей»

там выйдут, вторя штампам голливуда,
за руки взявшись в свете жёлтых лун:
бактерия-девчонка – просто чудо!,
и мальчик-с-пальчик, вирус и шалун

05.10.2020

* * *
Предметен дом, его примет
жильцу на тысяч десять хватит
в грядущем суток, например,
всё тех же стульев и столов,
и десять тысяч раз кроватей
повторенных, картин, углов,
до мелочей давно знакомых
прихожей, коридоров, комнат,

сезонных видов за окном,
где дерево до дырок тычет
в пустое небо, как в сукно,
покрывшее все дни и ночи
тех десяти твоих же тысяч –
там не твоих уже, а прочих,
не убывавших год от года
водителей и пешеходов, –

им всё рассказано: зачем
над ними сад цветёт эдемский,
и яблоко зачем, и червь
в отделе овощам и фруктам,
в котором цены не по-детски
взлетели (будто бы, по слухам,
пройдут сегодня по указу,
хоть не в египте, десять казней),

и ты из крепости своей,
отправив пачек пять попкорна
подогреваться в майкровейв,
садишься у окна, с крюшоном:
не супербоул и не порно,
но в жанре катастрофы шоу
смотреть, – как город корчит в танце…
не думая в живых остаться

05.09.2020

* * *
не говори, пока не перепрыгнешь, гоп,
мне говорил лысый гопник по дороге в вильнюс –
в жизни повсюду и так до фига врагов:
штаты, афган… он в те годы не мог знать про вирус

мир в удалённом грядущем казался тогда
с пинк флойд винилом, шузами, джинсовой парой,
клёвой чувырлой – кто ж знал, что в нём будет беда
в виде проглоченных колобков с гнилой кармой

кто бы тогда мог представить, что милостив бог
будет не к верующим, атеистам, а к палкам,
воткнутым в дырочку ёжика, в тот его бок
правый, который, похоже, под руку попался

знай, говорил бренный гопник, всё это пройдёт,
и спел о том, как влюбился голицын-поручик:
мы автостопом добрались до вильнюса, в год
я не припомню какой, но чем нынешний – лучше

05.03.2020

* * *
во дни карантина всё строго: стей хоум!
зиг хайль! больше трёх в парке не собираться!
суров рядовой по фамилии холм,
без шуток приказ лейтенанта акации

иное имеет значение «ствол» —
в него от корней поступают патроны
и тополь (сержант) прошлогодней листвой
стреляет с двух веток раскрывшейся кроны

в природе сама по себе красота
цветёт в это майское утро без сглаза,
где дом, как подбитый фашистами танк,
скрывает жильцов в серых противогазах

на площадь не сунься, не выйди в подъезд —
в театре военных, объявленных действий
посадочных хватит на каждого мест,
включая детей, чтоб испортить им детство

пророчат авгуры, молчат доктора,
и вместо шампанского – водки мерзавчик
сам мэр разбивает о город-корабль,
который отходит в прекрасное завтра

05.02.2020

* * *
болезнь выбирает эпоху, они релевантны,
последней болезнь не подходит – тогда пандеми её,
коль двум не ужиться в смертельном союзе талантам,
как белому с блоком, а то и пожарскому с мининым

с утра обращаешься к городу и пандемиру:
чего вам делить, умножая покойников, казнями
грозить, как иакову – царь легкомысленный ирод,
себя перед толпами на карантине доказывать

к чему вам жестокость, какая и грекам не снилась
в трагедиях, где человек состязается с судьбами?
он мил – не преминьте ему оказать пандемилость,
а просит корону – не станьте бесстрастными судьями

04.28.2020

* * *
вечером выйдешь к океану сопереживать закат
без перчаток и маски, что в последнее время подарок,
и попадаешь невольно в недавнее прошлое за так,
в докарантинную, словно декоративную, эпоху задаром

ступни проваливаются в песок, как и прежде, легко,
«антон-антон» – выкрикивают привычно чайки-суфлёры,
но в отсутствие зрителей: оно – в отсутствии плевков,
банок, лохмотьев, в чистоте прибрежной флоры

словно десантники, уходит валунов гряда
в зеркальную воду, играя годами в войнуху:
от города за спиной остались домов два ряда,
круг света от фонаря, остальное – разруха

вывеска над закрытым кафе под ветром скрипит,
деревянный настил набережной прислушивается к скрипу:
час спустя бомж с акцентом мне скажет, мол, ноу репит…
как бы бросил вестгот по-немецки покорённому риму

остаётся, будто овод во время расстрела: «пли!» –
приказать взводу вражих солдат, живодёрам, уродам…
вечером вдыхаешь отлива знакомую гниль –
похоже, давно не подвозили свежую воду

04.26.2020

* * *
уже лицом к лицу лица не увидать,
и руку не пожать, в толпе не раствориться:
скукожился словарь – как жаль, покойник даль,
что труд воздался твой сейчас такой сторицей

болея по частям, речь отдаёт запас
от а до я всего, что скоплено рутинно,
и ротовая щель предстанет, как про-пасть
пещерного лица в пещере карантинной

звучавшие взахлёб, к примеру, вернисаж,
футбол, застолье иль вояж, парад, премьера –
пошто ты умертвил? к чему их, отче наш,
ты отдал забытью, как и пенсионеров

остались «пандемизм», «дистанция» от всего,
и «у-д-а-л-е-н-и-е», как «близости» антоним:
вчера был весь словарь – сегодня нет его…
есть прах, глаголов прах, причастий пепла тонны

есть «и_з_о_л_я_ц_и_я» – и, словно в существе,
два существительных, как в первый день творенья,
включат мгновенно тьму, затем включают свет,
лунатику явив шрифт брайля вместо зренья

«коронавирус» есть – царём из всех царей
и именем имён букварь он поражает:
согласных утопив и в гласных не сгорев,
казнит на площадях читателей скрижалей

все сверстники мои давно уж* в немоте,
и младшие давно сошлись в сплошном запое:
уже написан страх, сказуем первотекст,
и подлежащими усеял кто-то поле

04.25.2020

* Все сверстники мои давно уж на покое,
И младшие давно сошли уж на покой…
П. А. Вяземский

* * *

посв. писателю и другу Борису Клетиничу,
“с его благодарного согласия”

зачем ты зря себя не мучила,
по пустякам не исстрадалась,
не пела «ны»?
шли сутки, вирусом съедалось
ты наше всё и вся – от лучшего
до короны

а ведь могла болеть по мелочи,
заслуженно лежать с ангиной
иль с орз:
зачем серьёзные враги нам?
здесь нет ни повода для смелости,
для букв морзе

судьба не предлагает выбор нам:
с аперитивом соглашайся –
не жди борща,
иначе выжить нету шанса
и предстоит до смерти выболеть,
в поту морщась

в чём смысл поставить на тяжёлое,
испытывать на спид, к примеру,
здесь и сейчас?
ошибка – заболеть холерой,
чумой иль лихорадкой жёлтой,
собой мучась

есть цели, сверхзадачи личные,
но за флажки не порывайся,
спасайся сам:
найдутся с лучшим аусвайсом –
с простой простудой на больничные
уйди к бесам

04.19.2020

* * *
был ковид, девятнадцатое, воскресенье –
в распутицу весенне-летнюю легко
по городам и весям разделяет семьи
nenastie, coldman, frozen, rain and virus, Co.

в большой стране, где не иссяк бабла источник,
язык которой: эй) велик, и би) могуч, –
ты обнаружишь сам себя на пятой точке
в большой квартире, с месяц запертой на ключ

с привычной мебелью вполне уютный карцер –
за сериалом наблюдая сериал,
ешь витамины, чтоб в костях держался кальций,
пьешь бром, чтоб мобил-дик напрасно не вставал

и так до августа, а там наступит осень –
вновь изоляции унылая пора:
уткнёшься взглядом в стену, вспомнишь, как иосиф
взбивал мычащим «ты» подушку до утра

снаружи – зелень (в смысле, зелень), голубою
покрыт сарай через дорогу от меня:
не космонавтом в детстве – стать мечтал ковбоем,
но только потому не стал, что нет коня

не стал полярником, не полюбил папайи,
не мог один уснуть, хотя считал до ста;
так и живу, переходя из кухни в спальню,
к окну и к улице, которая пуста

04.19.2020

* * *
утро за утром проходит, за ними
день протекает за днём – в час вечерний
сядешь в гостиной с этюдами черни,
встанешь исполнить «каприс» паганини

либо в альбоме обмолвишь стихами
о наблюденьях прошедшей недели:
как на вальдшнепа ходил в понедельник,
как пообщался в четверг с мужиками

то ли изделье на круге гончарном
вылепишь: кружку с изогнутой ручкой,
вазу по-гречески, даже получше –
еву с адамом из глины с их чадом

то ли в виста сам с собой отвлечёшься,
на две колоды играючи важно:
«враг поопасней чумы, коль домашний», –
как в кентербери писал джеффри чосер

позже пошлёшь за дворовою девкой,
славно набравшись «аи» штоф за штофом,
и к полуночи, прилично готовый,
влипнешь в кровать, ибо некуда деться

то же – соседи: сидят в карантине,
квасят, стреляются, девок волнуют,
если по честному: к дьяволу, ну их,
вместе с домашними их и скотиной

скука, поверишь ли: в одеколоне
ходишь по дому при лучших манерах, –
что бы начать, коль повсюду холера:
«повести белкина»? «домик в коломне»?

04.18.2020

* * *
когда мы все умрём (читай, уйдём,
чтоб бренным словом ближних не коробить),
мы золотистым выпадем дождём,
как книжники, блаженные, пророки

нас встретит вход в душистый вертоград
и «шель захав» споёт в хрустальных латах
хор всадников – из всех земных утрат,
здесь всякой только бесконечно рады

раскроются янтарные врата
и мы вольёмся золотым потоком
в покой, где потрясает чистота
цветных жилищ, покатых крыш и окон

где шмель над клумбой вышним звуком чист,
чисты деревьев помыслы и корни,
и в каждого жильца запущен чип,
чтоб он не знал ни коклюша, ни кори

здесь не должно быть для тревог причин –
с запасом сахар выдают и мыло,
перчатки, маски: смерть есть карантин,
не худший из того, что в жизни было

04.17.2020

* * *
пойдём, побродим напоследок,
особо вдаль не уходя:
будь в январе – могли б под снегом
гулять без риска для себя

ещё ты помнишь январи-то?
пар изо рта, бычки в снегу,
под пневматические ритмы
из тёмных баров – трубный гул

во льду застывшее теченье
дороги, – выгнутой блесной
соединившей на сочельник
фонарь с зажжённою луной

ещё, ты помнишь, вьюга злилась
днём на рекламные огни –
и это всё, скажи на милость,
кому мешало в наши дни

теперь весна – по списку, как бы:
грачи, ручьи и с яблонь дым…
при этом не коснись руками
ни в будни, ни по выходным

пиши, дыши, не смея выйти,
три запад, почеши восток,
покуда срок земной не вытек,
верней, покуда не истёк

сведи свой образ жизни трезвый
к нулю, ведь знать давно пора,
кто мажет ручки по подъездам
коронавирусом с утра

кто отмудохал наших старцев
и гадко запер двери школ?
живи, коль держишь ты дистанцию,
но кто-то ведь с неё сошёл

счастливчик, поминая всуе,
на кухне сядешь и нальёшь:
как это глупо всё, по сути,
и в частном случае, и сплошь

ещё придут какие беды,
ещё нашлёт что календарь?
пойдём, побродим напоследок,
не уходя особо вдаль

04.16.2020

* * *
звонить по алфавиту в жёлтой книге,
своим делиться опытом аскета,
достать велосипед, с нарезкой ниппель,
на белый дом направить дрон с букетом

поспать, поесть, не выходя из дома,
представить как подходишь к остановке
и через четверть часа – у знакомых,
в своей уютной и родной тусовке

а там – вчера, где пожимают руки,
сидят вплотную, всё ещё не в масках,
хоть не без исключений: фредди клюгер
незванно там бывает с фантомасом

все пьют и обнимаются, о стаках
гадают, заговаривая годы,
чтоб было им дано в грядущем статься,
поскольку планы есть и есть свободы

купи в театр заранее билеты,
впрок накопи в авиарейсах мили –
и никогда конца не будет света,
и никакой не будет пандемии

04.12.2020

* * *
простоты б хотелось, друг мой, простоты,
но в перчатки где-то втиснуты киты
и под масками учёности скрывают
похотливость мартопрельские коты

из окна на тихорецкую видок:
на хозяине намордник, и бульдог,
так же моден, поднимает спешно лапу,
хоть намеренно натянут поводок

хоть лицом к лицу лица не увидать –
на дистанции придётся увядать,
но проклясть всё это поненормативней
не поможет вездесущий в.и.даль

едет с томиком камю в сабвее пруст,
оттого, видать, вагон сабвея пуст,
а в автобусном салоне г.г.маркес
гегемон пугает в стиле а ля рус

антисептик, санитарная вода –
добавляют перца в бытовой бардак,
и стучатся в дверь давно закрытой школы
со столбов свисающие провода

назови, как ты захочешь: кара, сюр,
по-китайски, карантин, абзац, абсурд…
говорят, к тому же, инопланетяне
раскупили за неделю всю мацу

04.11.2020

* * *
человеку не трудно поесть:
никуда не вставать рано в шесть

он «пробежкой» с утра назовёт
с сервелатом большой бутерброд

«на работу» пойдёт, как герой,
о-блинившись блинами с икрой

и «проектом» начнёт величать
свой неспешный с ватрушками чай

назовёт «днем труда» сериал,
либо включит любимый канал

приготовив себе на обед
перед супом харчо винегрет

вслед за супом – картофелем фри
всё, что ропщет, заполнит внутри

и даст имя «рабочий звонок»
сну без задних, поверите, ног

ближе к полднику выпьет вина,
днем рабочим довольный сполна

то бишь, скажем, довольный вполне,
ибо там же зарплата, в вине

погружаясь в сюжеты ютуб,
наречёт их походом в спортклуб

и «с приятелем в бар» называть
станет дринк по дороге в кровать

перед тем глядя с час из окна
на свободу под словом «весна»

на отсутствие женщин-мужчин,
обозначенных там «карантин»

с мыслью родственной «что бы поесть?»,
означающей вечное «здесь»

04.09.2020

* * *
давай возьмём температуру:
немного выше, чем всегда;
температура – это дура
и, между нами, ерунда

теперь учтём недомоганье:
недомоганье – чистый бред;
пока руками и ногами
сучишь – недомоганья нет

добавлю горло – не прочистить,
в нём словно мелкий порошок,
ну, а кому сегодня, честно,
на свете этом хорошо?

плюс кашель: суховат и редок,
в груди взбухает он, как гриб, –
какой-нибудь мой давний предок
подумал бы, что это грипп

но в наши дни, конечно, в сумме
весь список – просто мрак и жуть…
уж лучше сразу бы я умер!
хотя за прочих не скажу

04.07.2020

* * *
ни птицы с юга не порадуют,
ни межсезонный путь зерна:
держу закрытой дверь парадную,
не зная, в чём моя вина,
хоть грешен – с разными болезнями
(подагра, кариес, цистит)
я был стране не так полезен,
как мне б хотелось лет с шести

сейчас прошу по-свойски: смилуйся,
терпенье подошло к концу!
зачем ещё коронавирусы
тебе, и сыну, и отцу?
ведь вы и так вагон с тележкою
наделали сплошной херни:
пошли ты их подальше к лешему
и, коронуя, прокляни

их суть коварная белковая
известна в образе врага,
и, обещаньями не скованы,
вы б обломали им рога,
ведь столько доброго, разумного
ты по подобью наплодил:
собрал бы нас теперь на зумере*
в формате deal & no deal

сидели б сутками, небритые,
и удивлялись день-деньской,
кого назначил фаворитами
и, это главное, на кой?
похоже, майну спутал с вирою,
похоже, отказал твой вкус
(не о симптомах) – что ты в вирусах
нашёл, чтоб взять их в наш союз?

кого ты в тёплую компанию
позвал с небесных эмпирей –
ни рожи, ни образования,
а всё ж туда, в цари зверей!
скажи – ты пошутил, неумная
такая шутка, типа, ляп:
пока мы все ещё не умерли,
год крысы дай начать с нуля

вернёмся к оливье со шпротами
и к винегрету, например:
уже пошёл отсчёт минутами,
шар крутится над таймс-сквер,
в упряжке с трепетными ланями
конь белогривый мчится к нам:
одно на всех есть пожелание,
но кто бы знал в ту ночь, кто б знал…

04.07.2020

*популярный сегодня сервис конференц-связи Zoom

* * *
за окном по инструкции тихо,
по приказу апрель на дворе:
программист, стоматолог, ткачиха –
каждый пленник в своей же норе

здесь вполне добровольный их выбор
совпадает с желаньем страны:
либо коронавирус нас, либо
не для этого мы рождены

мне вставать никогда не хотелось
на работу и, босс мне простит,
всей душой, а тем более телом,
я готов поддержать карантин

изолирую мебель в гостиной
и крест-накрест заклею окно –
этот с вирусом мой поединок
для него плохо кончится, но

я заметил: чем чаще перчатки
в день меняю, одежду, постель,
тем к заразе всё больше причастных
и всё выше кривая смертей

после утренней влажной уборки
и опрыснутых улиц окрест –
переполненность жуткая моргов,
дефицит у больниц койкомест

может, что-то не делаю верно,
может, делаю что-то не так:
столько месяцев вирус, как вермахт,
побеждает в любой из атак

всем понятно: не главное битву –
важно выиграть в целом войну:
что МНЕ делать, чтоб меньше убитых
и чтоб меньше страдало в плену?

видно, руки неправильно мою,
или маску не так сгоряча
натянул… тянет нить моя мойра,
ей нельзя никому отвечать

04.05.2020

* * *
от страха фиолетовы зрачки,
мозолистей шершавая ладонь,
седеют за ночь брови и виски,
звонит по ком-то колокол дин-дон

ещё всё может быть вполне тип-топ –
с утра поулыбайся и не ссы,
но вот возник очередной симптом:
кустом под носом проросли усы

возможно, это свойство всех тик-так –
не спрашивая, впрок себе расти,
покрыть собой всё, что есть пустота,
с балластом расставаясь по пути

да, время, да, представь себе, утрат,
скорее, будет больше, чем вчера:
на каждого шестого есть медбрат,
на пятого найдётся медсестра

ты только не икай в расстройстве чувств,
вдохни поглубже, руки не тряси,
не торопись, чихнув, звонить врачу:
мой мунди транзит глория, мол, сик

побольше оптимизма перед сном,
а то к тебе такой волчок придёт,
что ты его не выгонишь ни днем,
ни, с антидепрессантом, через год

побольше пей воды и жуй чеснок,
будь сам себе бесстрашный командир –
и победишь беду любую, но к
крану со стрелой не подходи

04.04.2020

* * *
в пути от аптеки к ломбарду,
где люди и звери столь редки,
как будто обет целибата
давали их близкие предки,
не встретишь ни пятен бензина
на пылью покрытой дороге,
ни блика, тебе эксклюзивно,
от зеркала джипа чероки

доставленный ветром почтовый
конверт без письма тротуару;
за запертой дверью с подковой –
вся трезвость закрытого бара;
давно в пиццерии нет пиццы,
в автобусах нет пассажиров,
и вени – для види и вицы,
как мессидж о том, что все живы

домами вдыхаемый поздним
молчаньем отравленный воздух
росой выпадает гриппозной,
из аш и два о сделав воду, –
и буквы в потухших рекламах
всё также теплы и речисты,
и датой дизайнеры справа-
налево добавят к ним числа

04.04.2020

* * *
империи падают с громом,
пред троном шатается трон –
за фатумом следуя скромно,
храни свой последний патрон

то кризис весенний наступит,
то кризис за ним нефтяной –
будь с ангелом зла неподкупен,
противься любою ценой

коль мор нападёт, предположим,
на город, и рубит с плеча:
не дрейфь, ты погибнуть не должен –
сам выберешь место и час

есть руки судьбы – будь в них рыбой:
скользи, не сдавайся, плыви…
стать жертвой – не может быть выбор
ни твой, ни твоих визави

04.03.2020

* * *
не доверяй газетам, не до-
пускай травить судьбу свою –
был счастлив наш далёкий предок
в догуттенберговском раю

жизнь информации – от часу
до суток: после новостей
не поленись, сам поучаствуй
от сель в уборке и до сель

рассыпь в углах жилища хлорку,
на кухне пищу облучи,
плюс близких, взвывших от восторга,
не обработать нет причин

вдобавок к личной гигиене,
покрой густой мастикой пол,
вслух прочитай стихотворенье,
чтоб вирус дальше не прошёл

дождись, когда ти-ви замолкнет,
протри переднюю панель,
и щедро, пусть она намокнет,
бензином тщательно полей

возможно, новые привычки
не комильфо, как и вещдок,
но подноси зажжённой спичку
после ток-шоу (можно – до)

смочи компьютер марганцовкой,
дисплей в зелёнку окуни,
дождись, когда они подсохнут,
и в ночь с балкона урони

не заблуждайся: твой мобильник –
особенно коварный тип,
такие полстраны убили:
бацилла, вирус, паразит

не пощадят ребенка, суки,
им эпидемия – игра:
в нас инфо входит от фейсбука,
от твиттера и инстаграм

всего лет семь назад, как вуду
не всеохватны и в тени,
похожи были на простуду –
сегодня смерть несут они

поскольку сми, поскольку с ними
ты сам летально заражён:
они – как плюс, а мы – как минус,
и, как в цепи, ты напряжён

не позволяй душе лениться,
не отдавай болезни мозг:
прямой эфир – и ты в больнице,
эфир открытый – сразу в морг

поражены пупок и печень,
и жидкость в лёгких собралась…
а как ты думал? сми калечат,
четвёртая покуда власть

04.02.2020

* * *
когда закончится тревога
и женщины начнут рожать –
друг друга нам дадут потрогать,
друг с другом станут нас сближать

в живых оставшиеся, как бы,
мы не забудем карантин, –
и в голос зарыдают бабы,
прольются слёзы у мужчин

как вдохновенно в те минуты
собраться будет у стола,
смотреть на яркие салюты,
не моя рук, поесть салат

не кушать нудный суп в консервах,
курить душистый самосад,
и выпить за любовь по первой,
раздав на закусь рафинад

швырнуть перчатки, маски сбросить,
достать «шанель», пойти домой:
пора в садах нам купоросить,
уничтожать на кухнях моль

вернуться в бизнесы, направить
свой ум на мирные дела:
откроем вновь для нефти краник,
завод запустим «кадиллак»

поднимем доу джонса индекс,
достроим стену всё-равно,
чтоб из китаев или индий
не лезло всякое го@но

и пусть летает голубь мира
над широтой родных широт –
кто к нам несёт коронавирус,
тот от него же и умрёт

и каждый в этот день причастный
к победе будет и труду:
и всем достанется по счастью
в обед, в двадцать седьмом году*

04.01.2020

* возможный вариант: “… в обед, в тридцать седьмом году”

* * *
не коснувшись пальцами поверхностей,
вроде пола, стула и лица,
и других поверхностей для верности, –
сможешь век прожить свой до конца

прочь беги от фурнитуры мебельной
и, к примеру, ручки не лижи:
если был сомнением колеблемый,
сразу жить начнёшь ты не по лжи

не встречаясь вне квартиры попусту,
никому не протянув руки
и не впав в объятья, скажем попросту,
будешь юн смертям всем вопреки

нож носи со сталью лишь дамасскою,
зря бейсбольной битой не махай,
не торчи, едва дыша, под маскою:
пост блюди – и в этом словишь кайф

береги себя, не будь доверчивым,
как бы нефть ни падала – не верь,
не читай газет ни днем, ни вечером –
и в раю тебе откроют дверь

не чихай на полки продуктовые,
соблюдай дистанцию у касс,
мысли трезво головой садовою –
и за это бог тебе воздаст

помолчи, а через месяц стойкую
силу воли жестом опиши,
и народ тебе за это только
будет благодарен от души

03.31.2020

* * *
третья неделя полётов, и вид из окна
тот же – в закрытый ещё на полмесяца космос:
выйти нельзя, оттого и весна в гости к нам,
хоть по средам за едой отправляемся в costco

всё слава богу: компьютер, вода, сериал,
всех дней недели – до, ре, ми, фа, соль и суббота,
ну, а гостей я и в мирные дни не впускал,
чтоб не делиться говяжьей тушёнкой с компотом

вот, говорят, взаперти можно съехать с ума,
с думами об ивл нелегко в карантине, –
так и заводишь с луной краткосрочный роман,
воешь протяжно в подушку, себе же противен

всё будет скоро в порядке, ведь как назовёшь
презент континиус, тем он тебя и накроет,
надо б сбежать, но потеряна пара калош,
да и подумают, будто трусливый я кролик

всё образуется, был бы в электроцепи
строгий учёт, как с утра в умноженья таблице,
а в остальном, сколь в трюмо на себя ни сопи,
то, что заразно, в тебе по знакомству продлится

03.30.2020

* ИВЛ – аппарат искусственной вентиляции лёгких

* * *
обходи нынче встречного каждого
и не бойся казаться заносчивым:
как бы кто о себе ни рассказывал –
он всегда может быть переносчиком

не понять, кто носитель инфекции,
а кто стать им назавтра готовится?
всё закрыто: театры, спортсекции,
отменён рейс нью-йорк – евпатория

всё, что связано, в целом, с билетами;
всё, что, в общем, с общением связано;
оттого дефицит с туалетною,
ибо все в разной мере заразные

сохраняй непременно дистанцию,
не поддайся на лесть и на ласки их,
а иначе в живых не остаться,
хоть перчатки напяль к маске с ластами

не мечтай закидать вирус шапками,
не надейся на дядю фартового:
если с сексом кто иль с брудершафтами –
это, знай, часть всемирного сговора

министерство создай безопасности
на дому, набивая рогатками,
арматурой, съестными запасами
все пустоты, пространством богатые

компенсируя этим избыточность
предстоящего однообразного,
где корону, прикиду в убыток,
нацепив, короля будешь праздновать

03.29.2020

* * *
в полом покрытом бетоном молчании
голос грача прилетевшего к марту
ливень прошёл церемонией чайною
днём расплескав вдоль обочин заварку

в пасти витрины зловоние кариес
и до субботы застрявший прохожий –
с новой судьбой карантинного парии
мастера флейты без сна и без кожи

он потрясён ему душно и муторно
хочется выпить повеситься да и
только представьте в эпоху компьютеров
он за стеклом день и ночь наблюдает

в стылой тиши карнавальное шествие
духов должно быть отправленных nasa
на тротуары и с ними сошедших
сверху без счета перчаток и масок

всё это к лучшему не перемелется
предполагает в витрине несчастный
и на часах словно лопасти мельницы
стрелки замедленно станут вращаться

03.28.2020

* * *
слова точь насекомые
на свет слетаются костра
не выходи из комнаты
мой друг пора на хутора

как в хоррор-муви мумиям
цитатам время воскресать
их встретит жар безумия
пожар опустошивший сад

пустырь и плод надкушенный
как фирменный червивый знак
что в профиль кудри пушкина
и юная анфас луна

иначе и не выразить
шепча мотив крылатых фраз
сиротской доли вируса
построчно выпавшей на нас

уже давно все сказано
на каждый чих и кашель твой
вообще-то жизнь заразная
болезнь смертельная порой

летай же вертолетами
и блюдца инопланетян
дождись ведь перелётные
не возвратятся с дальних стран

03.27.2020

Латинские штудии

Люди, кем бы ни рождались,
Есть обычные морталис*,
Но, владея странным даром,
Превращаются в кадавров.

* mortālis
** сadaver

* * *
найди потенциал задействуй
терпение и скрымтымным
из зоны невоенных действий
пытайся выбраться живым

бери пример с мечты левкоя
уснуть к началу мартобря
не хватит медицинских коек
на всех а значит на тебя

живи по принципу везенья
то бишь давидовой пращи
не заработаешь всех денег
важней попасть в лоб дыр бул щыл

плыви в свою йокнапатофу
где хохороны с давних пор
и карнавальная эпоха
ты дай ей имя невермор

03.25.2020

* * *
не бейся о стены запри двери плотно
протри антисептиком руки и ноги
теперь все рабочие дни как суббота
а по воскресеньям всем карцер в итоге

туда не взгляни и отсюда не выйди
хоть большего видимо и не достойны
родились в местечке служили не в миде
дерьма накопилось у каждого с тонну

и столько на каждого же компромата
в военное время сполна ты получишь
молчать подтянуться надеть респиратор
не спорить отжаться отжаться получше

почувствуй дух времени и как придаток
внимай что народ это ты только в сумме
засунь свой термометр знаешь куда ты
куда свой термометр сволочь засунул

направо пойдёшь бар забитый досками
налево без маски пугаешь соседку
а сверху размером с не вышедший камень
весенняя почка приставлена к ветке

но всё ж улыбаться и пьянствовать можно
а значит не худшее время настало
и деятельность сексуальную мозга
используй покуда рука не устала

ходи по привычке то левой то правой
дыши в две ноздри это тоже не мало
и как бы ни кашлял останется право
до вдоха последнего выдохнуть мама

03.24.2020

* * *
всё меньше в небе самолётов
всё больше флагов на земле
уж мартовский растаял лёд
как будто память о зиме

уж вновь апрельскими грачами
наполнится ближайший сквер
и раздавить литр первача
предложит деверь или свёкр

а там гроза в начале мая
направо дождь налево гром
кому сума кому тюрьма
кому с утра кубинский ром

я всё к тому чтоб ты сегодня
в умытых удержал руках
себя коль високосный год
такой коль всё вокруг труха

вон постер мальборо с ковбоем
не потускневший с января
он не стареет словно бог
непотопляем как варяг

несёт он слово соломона
взяв по-техасски стиль верней
жизнь битва вечная за аламо
и мы американцы в ней

короче пей подольше виски
не бойся снов и суеты
и в духе вестерна завись
как можно реже от толпы

03.22.2020

* * *
свидетелями кровной мести
с заложниками карнавала
сидим за трапезой мы вместе

за блюдом блюдо подавала
судьба представившись гарсоном
средневековым типа мачо

с лимоном жбан декамерона
он подал к жареной боккаччо
и пел под лютню станс за стансом

зал наполнялся едким гамом
никто в накладе не остался
вдова пропела вальсингама

страсть к жизни у порога смерти
как произнёс один литкритик
величиной в одну омерту

на фоне роковых событий
под флагом чёрным и немарким
отплыл фрегат в морскую бездну

и плакал над макрелью маркес
так хрипло плакал маркес бедный
как будто опоздал к обедне

03.21.2020

Стансы Мидвуда

к полудню всё замерло
и в ритме гекзаметра
лишь длится случайная
грызня между чайками;
случайного хаима
несёт по кингс-хайвею,
где индексы рухнули –
там дырка у бруклина

триумф одиночества –
районное зодчество:
не правда ли, готеню,
есть что-то от готики
при встрече в молчании
предметов с вещами и
случайного топика
и антиутопии?

в случайного пьяницу
подъезд тёмный пялится,
где чисто случайное
прольётся отчаянье,
мужчина с девицею
скрипят половицами,
и слит панорамою
с оконною рамой

пейзаж в хлам искомканный
при взгляде из комнаты,
да местность, которую
не спрячешь за шторами,
квартал, ветром убранный,
с единственным убером
и в нём пассажирами,
которые живы ли?

закатное пение
плывёт над ступенями,
автобус доверчиво
откроет дверь вечером,
и лампочка матово,
слезясь всеми ваттами,
даст сцену прощания
на стены случайные

03.19.2020

* * *
садись, надумай мыслей горы,
ложись, не проронив ни слова,
коль коронует молча город
тельца из тлена золотого

цвет предпочтительнее синий,
используй также серый с пользой:
не всё идёт при карантине
к перчаткам латексным гриппозным

тост перед зеркалом нечасто
произноси, но каждым утром
(тем паче, рядом нет начальства),
свой лоб не посыпая пудрой

с бокалом сам себе навстречу
пойди, неся себя прилично:
легко, движеньем от предплечья,
ты чокнись с визави привычно

приветствуй тёзку краснобаем,
наобещай однофамильцу –
здесь никого нельзя «забанить»,
и никому не сделать мицву

день проведи легко и праздно,
но не высовывайся в окна,
дверь не открой входную – разве,
чтоб почитать соседям блока

не отвечай на шум ни снизу,
ни сверху – сам давай оценку
любому внешнему сюрпризу,
тем более при стуке в стенку

не позволяй шептаться с фоном,
который нем по воскресеньям,
не смей звонить по телефонам –
не прерывай другим веселья

пиши, вяжи, мир благодушно
не принимай, кефир не выпив,
и стоя перед сном под душем
смотри, чтоб в слив ты весь не вытек

03.18.2020

* * *
между апрелем и/иль мартом,
между аврелием и марком
живёшь, не выбирая,
и до обеда от сарая
аграришь свой участок рая
под пятым небом марса

окучиваешь сотки как-то,
зимой готовя к лету кактус
для лайма и текилы,
подскажешь лете, мол, теки и,
как и положено стихие,
топи в последнем акте

отдав всё городу и миру,
особенно по части лиры
что в праздники, что в будни,
их был бы рад ответам, будь то
хлопок одной рукой от будды,
будь хоть коронавирус

чайку попив на свете белом,
нередко душу с бренным телом
под утро вновь знакомя,
не удивлюсь и стуку комьев
о крышку, в частности, как в кровлю
трёх крупных капель, в целом

03.16.2020

* * *
Задумав сам себя на вырост
для пандемии – и не меньше,
пришёл фашист-коронавирус,
чтоб оскорблять невинных женщин,
обрушить биржу в понедельник,
нести проблемы нелегалам,
которые и так без денег,
коих и так жизнь зае@ала

Опустошая с наглым видом
за полкой полку в магазинах,
коронавирус позже твиттом
в мой мозг проникнет инвазивно,
устроит в нём свой Мар-а-Лаго,
а коль с утра опять приспичит,
пороча честь родного флага,
начнёт очередной импичмент

Подонок, он на всё способен:
поднимет так температуру,
что станет климат неудобен,
как предвещала Грета Тунберг,
сухим достанет кашлем НАТО,
коснётся пальцами Пелоси,
а мне зачем всё это надо?
мне на работу ровно в восемь

Уже с ЕС закрыл границу
коронавирус – просто сука:
никто не доставляет пиццу,
но в горле ощущаешь сухость,
пустуют лучшие музеи,
в любом из баров не напьёшься,
но чувствуешь – как был евреем,
так и в ЧП им остаёшься

Мешая создавать вакцину,
коронавирус чёрным магом
шанс не даёт отцу и сыну
жить с туалетною бумагой,
поскольку время дефицита,
поскольку время прецедента –
грех вспоминать про «дольче вита»,
пока период трансцендентный

Словам проворно, мыслям тесно,
а что последует – кто знает,
когда достаточно нет тестов
и косит толпы сила злая,
хоть есть надежда, вслух осанна,
которую б пропеть хотелось:
придёт и всё изменит Сандерс,
иль Байден – наш и ум, и тело

Польются виски шат за шатом,
и голуби над площадями
взлетят, и будет счастье штатам,
коль вирус прочен, как фундамент

03.14.2020

* * *
как проснусь собираю и-мейлы
словно почта вчера бастовала
запил вхлам почтальон
в новостях сообщают емели
что звезда без согласья давала
секс-ослу и кто он

информация даже токсичней
чем рассвет над манхэттеном летом
или ночь над днепром
грипп свиной не смертельней чем птичий
но от «вирусной» свежей газеты
все заметки не впрок

я и так безнадёжно зависим
перед женщиной слаб откровенно
если обнажена
кубик льда расплавляется в виски
жарче охры художников вены
от сецессионА

как аллергик прибившийся к маю
сам не свой без цветения вишни
и сирени кустов
так меня без ай-фона ломает
без фейсбука как будто я лишний
в этом мире постОв

к дозе суточной только приставить
пару твиттов и радость харона
я увижу взамен
это прежде мы троцкий и сталин
а теперь словно вирус с короной
как вещал Си-Эн-Эн

03.08.2020

* * *
родовой уют пространства
компас выбирает север
посвятив августе стансы
что пожнешь то и посеешь

циферблат захлопнув пиццей
свой герундий трёшь спросонок
как и в сказке о копытце
в след сливая кровь масонов

победителей не судят
выпьем с горя где же пушкин
дело как всегда в посуде
рюмку чашку пинту кружку

либеральный воздух марта
кошки пьют всю ночь с котами
карл на клару марк на марту
комиссары на каттани

лучше пива нет короны
крепче вируса нет пива
на песочных у харона
время для чумы и пира

с малой вёсельною силой
взяв на борт оон и нато
да со всем электоратом
дёрнем как их в эмираты
выше плотники стропила

03.03.2020

Соединённые штаты

Февраль: по традиции льдом не покрылся Гудзон, –
хоть жди, как бывало, на Пасху!
И вновь за руном золотым отплывает Ясон
по первой волне на Аляску

На холоде клей проступает сквозь стены домов,
охотясь в снегу за подошвой;
подвешен над крышей орёл, как задумал Дамокл, –
пусть там и висел бы подольше

Над Англией, коя считается Новой, парит,
до пары к орлу, дрон в сто баксов,
следя с высоты как Елену прыщавый Парис
в Нью-Джерси крадёт из «Старбакса»

Вдоль Мэна летит дирижабль, надёжный, как сейф,
в придачу к орлу, да и дрону,
и солнечный зайчик в него запускает Персей –
юнец-иммигрант из Ирана

В Вермонте сугробы, в Нью-Йорке по зимнему дождь.
На фоне закрытого клуба,
что он ей (?), под дверью с утра примостившийся бомж,
и что ему, там же, Гекуба

02.23.2020

* * *
снег который не выпал
лёд на малую треть
в холод прошлого выдох
стылой лужицы смерть

не собравшийся в форму
в белых тенях сугроб
в чьём-то списке ай-фонном
номер твой между строк

по следам обещаний
неизвестный маршрут
там выходят с вещами
те кто больше не ждут

пёс грядущего встретит
им помашет хвостом
и завьюжит на свете
сразу этом и том

02.22.2020

* * *
не рабочий хоть и не заводчик
в социальной прослойке с утра
этот стон у нас песней зовётся
этот плач не за жизнь а за страх

трудовой стаж велик за плечами
но когда закрываю глаза
а тем более если ночами
на меня нападает гюрза

либо кобра я в этом не в теме
яд не в силах накапливать впрок
просыпаюсь укушенный в темя
и ещё обнаружу в пупок

так несчастней любого калеки
на работу потея бреду
вы в сознании спросят коллеги
вы так смотритесь будто в бреду

я про яд мог бы честно ответить
правду-матку резнув сгоряча
но на то понедельник на свете
нам и дан чтоб об этом молчать

02.17.2020

* * *
присной памяти виктора пресмана
мы цветы в чернозём посадили
поливали водою их пресною
пели песни жене его дине

поминали серго монастырского
голубей отправляли в полёты
у забора беседку мастырили
для детей и вдовицы алёны

говорили о дмитрии мечике
нет на небе его и в помине
как бы звёзды ночами ни метили
объясняли жене его нине

помечтали об игоре прахине
о стихах его прочей нетленке
и оставили слёзы и страхи
в тот же вечер вдову его ленку

но пришло и накрыло нас вечное
нас от жизни как будто отрезали
руки жали мы где-то там мечику
монастырскому прахину пресману

наливали в стаканы гранённые
были хлеб и в консервах сардины
а потом к нам явилась алёна
вместе с ленкой и ниной и диной

вот такой хэппи энд! земной меркою
не измерит затворник и путник
видно жизнь что-то вроде бессмертия
но в быту невозможно их спутать

02.15.2020

* * *
путь из немоты – к слогам и воле,
как от нард и шашек в космос шахматный;
под гигантской высотой секвойи –
глубина гигантской полой шахты

взгляд приладит сам себя к натуре,
так же слух, ушных ваятель раковин,
слышит в буквах на клавиатуре
то ли звуки плоти, то ли праха

пустота сидит на табуретке
в антураже, как обычно, кухонном:
за окном себя слагают ветки
в рифму, меж отчаяньем и скукой

падают там строчки верстовые
с давним словом в раму заэкранены
и оно опять пробьёт навылет
чтоб бродил по жизни в печень ранен

02.15.2020

Метампсихоз на закате. Без шуток

Я шёл за ним, я быстро приближался
к его спине, и шла его спина,
с каким-то видом удаляясь жалким,
все также вызывающе стройна

По сибаритски дерзкая осанка,
по офицерски звучный чёткий шаг:
он споро шёл, не признавая санкций,
хоть и хотел бы вольно, не спеша

Уже я слышал вдох его и выдох,
и скрип в груди червячных передач –
он шанс искал, словно пожарный выход,
но вновь судьба могла его не дать

Все было глазу разогретой пищей:
закатный воздух, угли фонарей,
чьи блики обжигали голенища
и маслил гуталин трамвайный рельс

Он шёл вперёд, не кашлянув ни разу,
под ноги глядя (видно, близорук) –
с горячим сердцем был холодный разум
в триплете с чистотой обеих рук

Я сделал шаг, я обошёл мужчину,
мгновенно осознав, что разменял:
теперь он брёл за мной и, глядя в спину,
жизнь отдавал, чтоб обогнать меня

02.10.2020

* * *
мир теорема ферма
правило правой руки
явь в коей сходят с ума
ложь о теченье реки

маленький кто-то в тебе
зная что вновь ты не с ним
сам посещает тибет
мекку иерусалим

глядя на свет изнутри
взгляд добавляет в ландшафт
натрия как бы нитрит
в тысяче ли первый шаг

дальше второй и пошёл
космос вдыхая рот в рот
ты в ком-то очень большом
фабрики больше рот фронт

в большем чем вписан в объём
шара мистический куб
праны что вместе с огнём
больше чем в целом ю туб

шире того что прошло
вечностней чем предстоит
смерти в которой тепло
жизни с которой знобит

знать бы какая в том цель
площадь её вдоль и вширь
может покуда он цел
встретился б малый с большим

может как ключик в замок
либо как стрелки в часах
местом для встречи б я мог
быть по велению сам

словно и создан затем
неоднократно влюблён
чтоб стать площадкой для тех
мною кто был разделён

сентиментальный как пруст
мыслящий словно тростник
я исчерпав свою грусть
жил бы заботясь о них

вспомнили б мы число пи
были б вселенной сыны
и как в электроцепи
ома закону верны

02.09.2020

* * *
я бы хотел подружиться с водителем рефрижератора
мы бы курили в кабине под стук в моторе
он бы делился сокровенным и дар оратора
сочетался бы в нём с экспертом по дзэну и торе

он называл бы майами эммаусом а чикаго
капернаумом повздыхал бы по большому каньону
где трубку по кругу индейцы обязаны как бы
передавать справа-налево по их канону

а по правилу буравчика возникают торнадо
вонзаясь в аризону иголкой вуду
удивлялся бы тому что вдоль дороги из ада
прорастают аграрии как у гранта вуда

мы бы выпили в кабине кентуккского бурбона
и он бы заявил что в техасских барах
как у хоппера в нью-йоркских одиноко и больно
извне ослепляют всегда встречные фары

говорил бы о подругах хич хайкершах у обочин
которые за вполне умеренную плату
снимают с водителей их понятную озабоченность
второй раз for free усмехнулся по блату

мы бы никуда не ехали мы бы с ним песни пели
наблюдали бы озёра вырезанные под лекала
и мычали б коровы айовы и стройные ели
вермонта голубели и жизнь бы протекала

02.08.2020

* * *
ничего нет проще
ничего сложней
выйти в дождь на площадь
и поплыть по ней

пусть грохочут танки
и гремит салют
весь я без останков
поплыву на юг

по родной брусчатке
позже по воде
за бездонным счастьем
неизвестно где

где бывал наш зорин
спросят не простив
ты родной позоришь
славный коллектив

без стыда и денег
скажут был и есть
как поэт-бездельник
жил имея честь

а теперь с артиклем
и сомнений без
то поёшь ха-тикву
то чего-то блэсс

нам земелей был ты
смотрят строго вслед
был доволен бытом
качеством побед

вообще доволен
одним словом чтоб
но хотел на волю
как заморский сноб

рвался без причины
на простор полей
в свой богатый чили
в райский свой бруней

там ты как амёба
не промолвят вслух
в царстве небоскрёбов
нищих и непрух

кто тебя согреет
от тоски спасёт
бедного еврея
даже наше всё

пушкин всемогущий
скрылся вдалеке
а всё ближе гуччи
на гудзон-реке

и эмпайр-билдинг
мне вослед кричат
мы же не в обиде
повертай назад

тридцать лет в дороге
ваньку не валяй
всё уносишь ноги
стилем баттерфляй

возвращайся дурень
позабудешь стресс
будешь рад госсдуме
чай не ваш конгресс

много не попросим
мало не возьмём
нет у нас пелоси
есть наш белый дом

что ты строишь прямо
целку битый час
но я плыл упрямо
диалога часть

грёб себе и мыслил
как бы так сказать
что в хорошем смысле
нет пути в их зад

логики железной
не отнять у вас
проорал им резво
перейдя на брасс

02.07.2020

* * *
несу в руке февральскую газету
и год на ней – 2020-й
и день – в году 2020-м
хотя число сейчас совсем не важно
недели день – в 2020-м
да, и на день недели наплевать
поскольку, судя по газете я
попал в сей час в 2020-й
о чем мечтать лет пятьдесят назад
в том тыща девятьсот семидесятом
не мог у автоматов с газводой
в автобусах икарусного типа
у магазина хлеб за свежим хлебом
16 коп. (когда же подвезут?)
хотя и тридцать лет назад кто мне бы
сказал, что там в 2020-м
я окажусь, и будет пешеход
идти себе – и это буду я
но только старше лет на очень много
а как еще, не постарев, попасть
не облысев, с одышкой пусть, с артритом
попасть сюда в 2020-й
за то, чтоб будущее посетить
платить придётся, скажем, внешним видом
а заплатив – во времени машине
с ума сойти – в 2020-м
вдруг оказаться: слышишь ты, пацан
купил буханку по 16 коп.
и корку не грызи, валяй домой
на свой второй этаж, где сразу дверь
тебе откроет мама, но она
как будущее ты б ни представлял
не попадет в 2020-й
ведь здесь, похоже, нет ее нигде

02.03.2020

* * *
не догадаться мировой науке
и не открою тайну я врагу:
ведь мочка так пристроена на ухе,
чтоб всякий мог приладить к ней серьгу

меня, возможно, схватит контрразведка
любой страны, допрос начнут с утра:
зачем на ухе мочка? ждём ответа!
за совесть отвечай, а не за страх!

начнут пытать водой, чесать подмышку,
читать мне перед сном смурную жуть –
военный трибунал объявит вышку,
но тайну мочки с ухом не скажу

наверно, так же было и с ван гогом,
унёс с собой ответ винсент ван гог,
и, как и мне, палач шепнул: ну, с богом!
и выбил табуретку из-под ног

02.01.2020

27 января

время было такое когда оплывало Сейчас
словно тени стекали со стен при притухших свечах
при живых за холодным столом и в присутствии мёртвых
где разлит по тарелкам морфий

те же ржавые рельсы с тех дней о колёса стучат
запах пролежней прелый отрепьем наполненный чан
словно пробку незрячий зрачок выбивает из глаза
дыркой дула с шипящим газом

было время такое когда не случилось Потом
коль уж ты не включён в этот час в неизбывный поток
и о стену царапают ногти нагих невключённых
свет сменяется белый чёрным

бальной паре о-два докружиться б под вагнера в рай
воздух города сделал свободным твой арбайт махт фрай
среди множества слов ученик не найдёт «крематорий»
в накопившей весь опыт торе

это Время скаталось как катышки на рукаве
авва отче ты выдохнешь эхо уносит вовне
ибо кровь меж своими свернулась давно и чужими
и под пеплом безмолвно имя

вот и дальше идти всем умершим кто верят и ждут
кто не знает пути просветит их священный талмуд
хоть над общей могилой звучит для живых guten morgen
будто брошено будьте в морге

02.01.2020

* * *
я пробудился рано утром
сидели чайки на карнизе
напротив здания
и диверсанты в джонке утлой
шли на задание

тянулось время не резиной
автобус двигателем внутренним
гудел сгорания
представить больно как бензина
пары сгорали в нём

вчерашний дождь разлит по лужам
похожи сверху пешеходы
на мелких нецке
здесь мост прогнулся неуклюже
чай не венеция

на запах бруклинских молелен
на отражения в зеркальных
былых эпохах
шёл новый день и на колени
упал – ну, с богом

01.26.2020

монолог с судьбой

не пора ли, как говорится, часовых сменять
снять шинель и домой налегке почопать
век учись, ходят слухи, только хватит с меня
сесибон! уже вот она где, ваша учеба

ни ума не нажил, да и опыт так себе
цель та же – в иголке, а иголка – в яйцах
хороша перспектива: роскошный собес
хоспис… одним словом, давай, собирайся

упаковывай вещи, коих наплакал кот
коего не было – на котов аллергия
ибо жизнь – диссонанс исключительно ког-
нитивный и живым неизбежно врагиня

сам себе же вали подобру, пока
племя младое не схватило под ручки
незнакомое не подбросило так в облака
чтобы только попа осталась, без ручки

короче, что называется, вахту сдавать
самое время – подтяни штаны и
врубись: кранты… всё… в дрова…
не только вовеки, присно, но и ныне

01.24.2020

* * *
в 4:33 родиться
утра, орать на всю больницу
ещё не «бу», ещё не «ма»
к пяти, намаявшись, уснуть
найти к шести губами грудь
в 6:50 сойти с ума

и вырасти вполне с приветом
в 7:40 убеждаясь в этом
не залезать, шутя, на столб
к восьми сдержаться, как ни жаль
бегом трусцой не побежать
здоровье сохраняя чтоб

а в 20:20 – скучно, сыро
для дома, дерева и сына
романс «среди миров…» исполнить
прощальный оплатить налог
и выйти в холод за порог
в последний раз встречая полночь

01.23.2020

* * *
о звенящей зноем одной поре
в треугольных кронах отличной формы
о забытой пыли в углах прорех
в платяном провисшей солдатской формы

о холодном чувстве, когда встречать
с неуютным схоже когда покинуть
о столе с клеёнкой, где стынет чай
где годами так же он будет стынуть

о промёрзшей птице в начале дня,
чьё крыло погнул леденящий ветер
и о том, в грядущем, сильней меня
кто придёт сюда за неё ответить

01.22.2020

* * *
как будто ты пишешь о том, о чём знаешь,
и знаешь, зачем и кому эти строки,
ведь фатум – не добрый, судьба ведь не злая,
они – как бы это? – ну, как будденброки

джекпоты не часто срываются, но и
где, кроме австралии, встретишь ты эму:
адажио не написал альбинони,
герой без ахматовой больше поэмы

куда ни взгляни – стали меньше, чем сплавов,
представить легко технологии в сумме:
15 минут твоей собственной славы –
под постом в фейсбуке о том, что ты умер

пятнадцать минут – это четверть от часа,
восьмая – от двух, от всей жизни ничтожно
счастливая часть после той, что несчастна,
и перед грядущей, где обе похожи

01.18.2020

Весна, 12 января. +65 градусов по Фаренгейту

ответов нет ни на один вопрос,
хотя, возможно, нет вопросов верных:
куда зимой свалил морозный фрост
зачем нам франзен действует на нервы

на таймс-сквер всего земля теплей,
как будто бог к ней прислонился боком:
к чему ей сэлинджер, что всех ровней,
когда набоков уже вышел боком

плюс шестьдесят, как видно, неспроста,
в висок колотит оттепель без пауз:
за сколько доннов предала нас тарт
по ком звонит январский эзра паунд

тебе, писатель, видно мало бед –
от воннегута воннь за три квартала:
на кой писать, не зная, где ответ,
конец вопросов где, а где начало

весенний ветер в январе достал,
все перепутав фишки, нормы, сроки –
и стивен кинг день с чистого листа
писать садится, будто он сорокин

01.12.2020

* * *
когда я подбираю вина
для предстоящего застолья
не занятых в грядущем стульев
все больше не моя вина

что тот не явится к обеду
а этот похоронен в среду
лет семь назад и те не едут
а эти маются в бреду

напиток разделю на части
пришедшим поспешу налить и
почти как опытный политик
других просил бы не частить

все что останется в сосуде
допьют пусть птицы звери рыбы
и пьяницам из стран магриба
зачтут на страшном их суде

01.11.2020

* * *
тепла январская триада
строенье площадь пешеход
и не понятно чья вина-то
что веет тёплый ветер гад

что лоб покроется загаром
как будто за порогом май
что мысль тревожна у завгара
в грязи машины как ни мой

толпа шумит исповедально
ещё не кончился завод
и потепление глобально
и ясно кто в том виноват

в цементовозе звук гобоя
иерихонских прочих труб
прозрачной костью мозговою
торчит наружу небоскрёб

техничные приметы века
в итоге массовый забой
не то чтоб аз но буки с веди
уже ни вспомнить ни забыть

01.11.2020

* * *
мир январский не сух, оттого сыр и вял
после массы дождливых событий,
и не жив – дождевым сразу отдан червям,
как итог в монологе про «быть иль…»

шелестящий гортранспорт; без пары с утра,
банку пива ломает у входа
в продуктовый; гриппозное etc. –
вирус-спам наступившего года,
поджидая за каждым кирпичным углом,
гудит ветер, спуская до цента
всю получку – в наследство полученный дом,
и дурдом с прошлогодней наценкой

доедает квартира свой праздничный торт
в ожидании камерных действий,
пока сходит скрипящею лестницей тот,
кто обрезан был по-иудейски,
пока пьяниц компания входит в квартал,
алкоголь разливая по лужам,
пока официантом, пока не устал,
без проблем новый год им послужит

едут двое – четвёртые сутки пути –
просыпаясь и вновь засыпая,
и простывший водитель не может найти
их жилище из двух смежных спален,
хор подростков на площади тихо поёт,
проводив и встречая устало,
пузырится в бокалах дежурный «moёt»
(не «moёt», не сейчас, не в бокалах)

убери хоть все уберы – будет всё так,
как и было: бессвязно, печально,
а дожить бы до ночи – твоя темнота,
как в тот год, что был в самом начале

01.04.2020

 

Comments are closed.

 
<span>%d</span> bloggers like this: