RSS

Стихи 2018

1983-1985 ,1989-1999, 2010-2012, 20132014, 2015, 2016, 2017

* * *

Коль листва облетела и туча сливается с кроной –
Через них птичий клин пролетает, и сонные звёзды
В лунном свете глядят, как на ветке качается Хронос,
Осветляя к утру по краям отуманенный воздух.

Опускается ртуть и всё уже сжимается месяц,
Пробуждается в колбе алхимик и клён оловянный,
В серебристой росе – превращает кочующий Мессинг
В слиток золота, в суть вещества из восточных Диванов.

Время движется вспять на рассвете, корою бурея,
Поджигая предвестья сугробов осеннею охрой:
Два последних грача, будто после погрома евреи,
Перед тем, как взлететь, на прощанье трагически охнут.

Пустоту время года данайским подарком приносит –
Сколько хватит, в охапку сосулек-разлук набери, но
Продержись, ведь с зарёй, даже если закончится осень,
Хронос, с ветки склонившись, на небо наносит белила.

09.29.2018

О вспоминании

Догорает закат за дачей
В конце лета, лет сто назад
Стул-качалка – вперёд-назад
Помогает понять задачу
Что на память себе оставить
Расставаясь с родными местами

Имена смертных тех событий
От которых – колючий свет
Ни тепла в нём, ни шанса нет
Как от звёзд, чтобы позабыть их
Детской комнаты тёмный угол
Мишки плюшевый мокрый уголь

Цифры в слове стеклянно ссохлись
От воды, что под камень течёт
Ближе, возле – уже горячо
Жизнь закопана под осокой
Над – набоковский Адмирал
Где бегущий Введенский-орёл

09.23.2018

* * *

Тротуар отсырел, будто бы чешуя в натюрмортах фламандцев
Поутру, после ливня ночного, проплываешь в сентябрьском тумане
Где прохожий, мгновенно сближаясь, подозрения зрения обманет
Ведь на вкус и на цвет – свежий мем – не бывает похожих фломастеров

Память тенью клубится по углам из былого растущих строений
Звуки влажно лежат под камнями, чтоб однажды воскреснуть, как в хорроре
Спотыкаешься – и распрямляешься телом живым прямохордовым
И склоняешься, чтобы успеть в этот раз отразиться в Забвении

Есть надежда: а вдруг, словно римлян, спасут легендарные гуси
Гуси-лебеди, коль утащили на юг от сестры её братца
Да, и веришь – твой след на осенней тропе, чтоб ему оставаться
Но сентябрьский туман впереди всё сырее. Всё гуще, всё гуще

09.19.2018

Книга жизни

Вид сверху: чудища машин,
клаксона нервный саксофон,
посмотришь вглубь – растёкся вширь
закат, не заполняя форм.

Прохожий, сбросив акваланг,
садится рядом покурить,
сказав: «Всевышнему хвала!» –
он к звёздам может воспарить.

Их будет масса через час –
Вглядись в неведомый петит,
Когда ещё один из нас
Туда сегодня улетит.

09.17.2018

* * *

Унесённые ветром, летают меж зданий пакеты
(между зданием «эй» и соседним с ним «би») –
беспокойный прохожий прицельно им бросит: «Покеда!», –
и один из пакетов тогда будет сбит.

Он, как парашютист с отказавшим в пути парашютом,
в крону тополя – всмятку: и так в ней, и сяк;
уж такая пора – кто летает, тому не до шуток,
хоть ты лист побуревший, хоть птичий косяк.

Речь об осени – взлётов надежде и вере падений,
когда снимешь с души опостылевший груз:
улетают купюры – отсюда отсутствие денег,
улетели пакеты – оттуда и грусть.

09.08.2018

Прохожий. От первого лица

пока выдавливал весь месяц
по капле из себя раба
дождь майский, мок на том же месте
прохожий, выдумав: «ага!
пройдёт гроза, июнь случится,
длинней, просторней станет день –
успеть бы к лету подлечиться
и телом срочно похудеть,
а то уже похож на пончик».

Хотя, гроза не убывает.
И май, практически, закончен.

И будет ли июнь? Кто знает.

05.27.2018

* * *

Если скажешь «а», то говоришь «б», на что уходят годы.
Погружённое в жидкость её вытесняет и уже не потеет:
набиваешь камнями карманы, идёшь к океану – свобода,
стоит в воду войти, встретит радостно, поселяясь в теле.

Ретардации всегда значимей персонажей, что понимаешь позже,
когда столько вина утекло, столько осело пыли:
набей письмами карманы, садись в поезд, стань в пейзаже городским прохожим –
и дождись, чтобы в мгновенных позах вокруг тебя все застыли.

Не будь букой – не ты первый, всё переливается из порожнего в пустое.
Как отец повторял, вглядываясь в окно: «Что же всё это значит?», –
или мама, вспоминаю, произнесла со вздохом совсем простое:
«Я устала», – мне на ухо шёпотом на летней родительской даче.

02.18.2018

Февральская фуга

Февраль. Достать бы мухобойкою
осенней мухи с подоконника
звенящий трупик – дань Набокову
с его орнитою покойников.

Подвластны силе кинематики,
борцы летают вверх тормашками,
всё ближе становясь на матиках
размером с мелкую букашку.

Всё тише звук, всё неразборчивей –
зимой бы не случилось тут чего,
и ухо сломанным приборчиком
не ловит ни мышей, ни Тютчева.

Промёрзли страсти африканские,
короче ночи назаретные
и городами кафкианскими
грозят сугробы, сном согретые.

Увидена с полёта птичьего
ладонь, с её продольной линией
всё шире, глубже – увеличена,
как трещина на чаше глиняной.

Ландшафт всё меньше, цвет изгнания –
бескровный, местность – зла и ветренна:
без букв, без знаков препинания,
уж лист разложен по конвертам.

02.17.2018

* * *

десять дней до его дня рожденья осталось
десять тысяч сто десять несказанных слов
десять сотен шагов к остановке усталых
каждой ночью бредовых по нескольку снов
пять-шесть медленных взглядов на восемь деревьев
в одинокий бесцветный оконный проём
там где птица с февральским её опереньем
десять тысяч машин реже ночью чем днём
раз под сорок на кухне на стул опуститься
сделать дюжины три телефонных звонков
вот и список всего-то на четверть страницы
а за ним белый лист весь из белых стихов

02.03.2018

* * *

Любовь, как акт – это то, что в стихах лишено, в наказанье, глагола.
«Вожди!», как глагол – это то, чему долго учили семья и школа.
Стиль, как школа – это «утка по-пекински» в Чайна-тауне на обед,
а смерть – это смерть: для еврея в его полные сто двадцать лет.

Поэт, как класс – это встреча с читателем перед зеркалом каждый день.
Судьба, как день – это двадцать четыре часа в поисках смысла и деньг.
Девы, как деньги – их хватает на то, чтоб построчно по ним тосковать,
а смерть – это смерть, где настигнет (хорошо б, подвернулась кровать).

Дефис – это хронос: прилив-отлив, овощи-фрукты, мясо-рыба.
Гефилте, как фиш: лирика против эпоса, эпос – лирики. Либо-либо.
Ты жив, ибо: пока читают, всматриваются в твои слова, помнят цитатно,
а смерть – это смерть: её крестики и всегда твои нолики. Да, и ладно.

01.28.2018

* * *

Прошедшее время – в нём всё, что могло
осталось, в нём запах забытый жилья,
за окнами век расцветает магно-
лия, за столом не стареет семья.

Не слышен ни голос, ни скрип половиц,
из крана годами вода не течёт,
и тот, кто капустниц идёт половить,
всегда не находит в чулане сачок.

Здесь нужен какой-нибудь сыщик Мегрэ,
чтоб всё отыскать и вернуть день за днём,
и даже – пусть мама привычно: «Мигрень
опять, – говорит. – Это перед дождём.»

01.22.2018

Январская оттепель

Как горы мятой ягоды под марлей,
Всплывает город из-под кисеи.
Б.П.

Рыжие на месте сугроба потёки,
дождя неподъёмная сума –
весна зарождается на Востоке,
с Нью-Йорка загнивает зима.

Глядя на окружающие предметы,
неловко самому не стареть:
патина на антикварной меди,
пятно, остывающее на столе,
миф настоящего, что в покере
блефом принято называть:
уходящие натуры эпохи –
ты, прикроватный столик, кровать,
рядом телевизор плоский,
несколько комнат плюс гараж:
как бы из плавящегося воска
жизнями слепленный антураж.

Из времен года окаянных,
так случится, выпадает день –
ты отправляешься вечером к океану,
больше не приближаясь к воде.

01.12.2018

* * *

Где в узком воздухе цвела
грядущей памяти лепнина,
и, что совсем не объяснить нам,
в ней незабытые слова –
тех дальних мест в помине нет,
как тех времен, хотя исправно
скрипит рассохшийся паркет
и капает вода из крана,
как ты и помнишь, как хотел
чтоб неизменным всё осталось.
Лишь отлетают от двух тел
тепло и молодость. И старость.

01.08.2018

 

Comments are closed.

 
%d bloggers like this: