RSS

Стихи 2018

1983-1985 ,1989-1999, 2010-2012, 20132014, 2015, 2016, 2017

* * *

Если скажешь «а», то говоришь «б», на что уходят годы.
Погружённое в жидкость её вытесняет и уже не потеет:
набиваешь камнями карманы, идёшь к океану – свобода,
стоит в воду войти, встретит радостно, поселяясь в теле.

Ретардации всегда значимей персонажей, что понимаешь позже,
когда столько вина утекло, столько осело пыли:
набей письмами карманы, садись в поезд, стань в пейзаже городским прохожим –
и дождись, чтобы в мгновенных позах вокруг тебя все застыли.

Не будь букой – не ты первый, всё переливается из порожнего в пустое.
Как отец повторял, вглядываясь в окно: «Что же всё это значит?», –
или мама, вспоминаю, произнесла со вздохом совсем простое:
«Я устала», – мне на ухо шёпотом на летней родительской даче.

02.18.2018

Февральская фуга

Февраль. Достать бы мухобойкою
осенней мухи с подоконника
звенящий трупик – дань Набокову
с его орнитою покойников.

Подвластны силе кинематики,
борцы летают вверх тормашками,
всё ближе становясь на матиках
размером с мелкую букашку.

Всё тише звук, всё неразборчивей –
зимой бы не случилось тут чего,
и ухо сломанным приборчиком
не ловит ни мышей, ни Тютчева.

Промёрзли страсти африканские,
короче ночи назаретные
и городами кафкианскими
грозят сугробы, сном согретые.

Увидена с полёта птичьего
ладонь, с её продольной линией
всё шире, глубже – увеличена,
как трещина на чаше глиняной.

Ландшафт всё меньше, цвет изгнания –
бескровный, местность – зла и ветренна:
без букв, без знаков препинания,
уж лист разложен по конвертам.

02.17.2018

* * *

десять дней до его дня рожденья осталось
десять тысяч сто десять несказанных слов
десять сотен шагов к остановке усталых
каждой ночью бредовых по нескольку снов
пять-шесть медленных взглядов на восемь деревьев
в одинокий бесцветный оконный проём
там где птица с февральским её опереньем
десять тысяч машин реже ночью чем днём
раз под сорок на кухне на стул опуститься
сделать дюжины три телефонных звонков
вот и список всего-то на четверть страницы
а за ним белый лист весь из белых стихов

02.03.2018

* * *

Любовь, как акт – это то, что в стихах лишено, в наказанье, глагола.
«Вожди!», как глагол – это то, чему долго учили семья и школа.
Стиль, как школа – это «утка по-пекински» в Чайна-тауне на обед,
а смерть – это смерть: для еврея в его полные сто двадцать лет.

Поэт, как класс – это встреча с читателем перед зеркалом каждый день.
Судьба, как день – это двадцать четыре часа в поисках смысла и деньг.
Девы, как деньги – их хватает на то, чтоб построчно по ним тосковать,
а смерть – это смерть, где настигнет (хорошо б, подвернулась кровать).

Дефис – это хронос: прилив-отлив, овощи-фрукты, мясо-рыба.
Гефилте, как фиш: лирика против эпоса, эпос – лирики. Либо-либо.
Ты жив, ибо: пока читают, всматриваются в твои слова, помнят цитатно,
а смерть – это смерть: её крестики и всегда твои нолики. Да, и ладно.

01.28.2018

* * *

Прошедшее время – в нём всё, что могло
осталось, в нём запах забытый жилья,
за окнами век расцветает магно-
лия, за столом не стареет семья.

Не слышен ни голос, ни скрип половиц,
из крана годами вода не течёт,
и тот, кто капустниц идёт половить,
всегда не находит в чулане сачок.

Здесь нужен какой-нибудь сыщик Мегрэ,
чтоб всё отыскать и вернуть день за днём,
и даже – пусть мама привычно: «Мигрень
опять, – говорит. – Это перед дождём.»

01.22.2018

Январская оттепель

Как горы мятой ягоды под марлей,
Всплывает город из-под кисеи.
Б.П.

Рыжие на месте сугроба потёки,
дождя неподъёмная сума –
весна зарождается на Востоке,
с Нью-Йорка загнивает зима.

Глядя на окружающие предметы,
неловко самому не стареть:
патина на антикварной меди,
пятно, остывающее на столе,
миф настоящего, что в покере
блефом принято называть:
уходящие натуры эпохи –
ты, прикроватный столик, кровать,
рядом телевизор плоский,
несколько комнат плюс гараж:
как бы из плавящегося воска
жизнями слепленный антураж.

Из времен года окаянных,
так случится, выпадает день –
ты отправляешься вечером к океану,
больше не приближаясь к воде.

01.12.2018

* * *

Где в узком воздухе цвела
грядущей памяти лепнина,
и, что совсем не объяснить нам,
в ней незабытые слова –
тех дальних мест в помине нет,
как тех времен, хотя исправно
скрипит рассохшийся паркет
и капает вода из крана,
как ты и помнишь, как хотел
чтоб неизменным всё осталось.
Лишь отлетают от двух тел
тепло и молодость. И старость.

01.08.2018

 

Comments are closed.

 
%d bloggers like this: